Кулишкинский зигзаг

Эта совсем несмешная история произошла недалеко от крохотной деревеньки Кулишки, расположенной между живописными русскими городами Угличем и Калязином, на берегу залива, где какая-то малюсенькая и никому неизвестная речушка впадает в необъятную уже здесь, на севере, Волгу. Сама деревня – это сегодня почти одно название: местных жителей, постоянно живущих здесь, и не осталось уже, хотя на летний сезон некоторые коренные деревенские старики ещё приезжают на родину со своих зимних квартир окрестных городков. Ну и москвичи в 90-ые купили там с десяток старых и вновь нарезанных участков и построили кто дачи, а кто и более солидные деревенские дома. В нулевые казалось, что москвичи вообще все Кулишки скупят и перестроят, но … в деревне как не было, так и нет автомобильной дороги – ближайшая сворачивает куда-то вбок около соседней остановки поезда у села Высокое в пяти километрах от Кулишек – а достраивать эти несколько километров, чтобы продать ещё от силы 20 – 30 домов (больше здесь и нету хорошей земли) никакому застройщику не захотелось. Так и остались наша деревенька только с железнодорожным и речным (если есть своя лодка) сообщением. И даже мобильная связь здесь особенная, кулишкинская: вроде бы она и есть, но не везде и не всегда… Впрочем, нет худа без добра. Благодаря относительной труднодоступности Кулишки сохранили свое своеобразное патриархальное очарование: никем нескошенные луга с цветущими полевыми травами, покосившиеся лодочные сараи, замощенная досками тропинка к железнодорожной “станции”, состоящей из одной таблички и скамейки у края леса… Свежий воздух, сады, огороды и вечерняя тишина, когда отправленные на лето к бабушкам и дедушкам дети уже угомонились, а взрослые читают, тихо гоняют чаи (а иногда и что-нибудь покрепче) или тоже уже готовятся ко сну…
Наша старшая, Катя, даром что из Сиднея, лет до десяти проводила в этой деревеньке каждое русское лето, по два, а иногда и по три месяца, и с удовольствием жила у бабушки и дедушки на даче, купалась, ходила в лес и играла со своими двоюродными братьями и сёстрами. Младший же, Максим, тоже начал было туда ездить, но тут “хозяйка Кулишек” бабушка Алла (моя мама) серьёзно повредила себе спину и принимать орду внуков в деревне ей стало уже гораздо тяжелее. А за последние 5 лет её здоровье ещё больше сдало, начались проблемы буквально со всем: зрение, слух, сердце, давление… ну и спина тоже лучше не стала. Всё-таки уже под 80, и вообще жизнь мамы никогда особо лёгкой не была и это, наверное, теперь и сказывается. В Кулишках, впрочем, оба моих родителя обычно чувствуют себя лучше, чем в Москве, поэтому и продолжают туда ездить на всё лето, не смотря на все трудности с дорогой и отсутствием близкой врачебной помощи, – преимущества жизни на даче со своим садом и огородом и отсутствием городской суеты пока всё же перевешивают все недостатки. Вот и в этом году они поехали, как обычно. Почти все сезон прошёл нормально, без особых приключений. А во второй половине августа и случился этот злополучный “кулишкинский зигзаг”. Мы, кстати, этим летом приехать в Россию так и не смогли – отложили до зимы, поэтому свой рассказ я веду с чужих слов, хотя всё и представляется мне очень ясно, как на ладони, ведь и Кулишки, и их окрестности, и большинство участников этой “драмы на охоте” я неплохо знаю…
Итак, одним прекрасным утром бабушка Алла решила, что поскольку погода хорошая, а в лесу, говорят, есть белые, то можно (впервые за последние года три) выбраться в лес за грибами. Не одной, конечно. И недалеко – через железнодорожный переезд и в лесок сразу за ним: километр в одну сторону и километр обратно. И ненадолго – на час или полтора. Ну и пошла потихоньку с палочкой… Уж я и не знаю нашла ли мама в тот день хоть один заветный белый гриб или нет, но через те самые час-полтора она уже устала и присела отдохнуть, а её спутница покинула её, обещав вернуться минут через 10, чтобы уже идти домой. К несчастью эти “10 минут” немного затянулись (или это ей лишь показалось?) и бабушка Алла решила никого не ждать, а пойти обратно одной – “Это же сосем рядом и всё знакомое!”, но … почему-то пошла в другую сторону, опять-таки – с каждым такое может случиться. И когда мамина спутница вернулась и не нашла бабушку на старом месте, то она, конечно, стала аукать, но … мама уже успела отойти достаточно далеко, чтобы с её плохим слухом это ауканье не услышать. И – понеслось… Мама довольно быстро сообразила, что идет не туда куда надо и стала осматриваться. Тут она заметила рядом столбы линии электропередачи, решила, что это та линия, что идёт в соседнюю, тоже бездорожную, деревеньку Брыкино, и пошла вдоль них. Как впоследствии оказалось – это были не те столбы и шли они совсем не туда… Вдоль линии мама шла довольно долго, но так как все сроки прошли, а ничего похожего на Брыкино впереди не возникало, то она решила идти по солнцу (!) назад к железнодорожному полотну, которое, как она хорошо знала, находилось на северо-западе. К сожалению, в лесу ориентироваться по солнцу, стоящему почти в зените и время от времени закрытому тучками, иногда бывает затруднительно, что-то опять пошло не так, и бабушка, вместо уверенного движения назад к железной дороге, начала попросту кружить по лесу, теряя силы. Впрочем, поскольку сил с самого начала было немного, то всё равно приходилось регулярно останавливаться и отдыхать.
В тем временем в деревне уже царила легкая паника: моя сестра с отцом, обегав все близлежащие места и не обнаружив бабушку, подняли на ноги полдеревни, но так как бабушку всё равно искали в общем-то где-то рядом, а она ушла уже довольно далеко, то, конечно, и результатов поиска не было никаких… Часов в 6 вечера решили, что местными силами уже не обойтись и запросили подмоги: в известность о пропаже человека была поставлена полиция, МЧС и московские родственники. И, нужно сказать, что реакция всех людей и служб была вполне адекватна: полиция и МЧС выделили сотрудников, которые к ночи прибыли в Высокое, намереваясь с рассвета начать поиск. Правда с затребованной отцом полицейской собакой-ищейкой вышел облом – поисковую собаку надо было выписывать чуть ли не из Москвы, возникли какие-то трудности и её прибытие до самого конца так и не было согласованно. Зато родственники и друзья действовали предельно оперативно: мужья сестры и племянницы с их друзьями, фонарями и прочей поисковой экипировкой на трех (!) машинах рванули из Москвы в Высокое и, оставив там машины, в 11 часов вечера двинулись по шпалам в Кулишки, чтобы с утра выходить искать уже прямо оттуда.
Однако, вернёмся пока к самой бабушке… Проблуждав несколько часов в лесу и, сама поняв, что вероятнее всего она ходит кругами, она уже начинала отчаиваться и морально готовиться к ночёвке в лесу. Конечно, хищники, типа волков, там встречаются крайне редко, но дикие кабаны – бывают, а змей вообще полно. Бррр… К счастью, наступивший вечер принёс не только грустные мысли о приближающейся холодной ночи и диких тварях вокруг, но и яркий закат с его чётким указанием направления на запад. И мама, собрав последние остатки сил, зашагала теперь уже в точно верном направлении – к железной дороге. И ей удалось достигнуть её как раз вовремя, когда уже темнело. На большее, впрочем, сил уже не было, да и вообще, идти по шпалам ночью без фонаря я бы не советовал никому: легко можно прилично побиться. Она всё же попробовала, дважды упала, разбила себе коленку и просто села на насыпи ждать рассвета. Давно уже никогда не ходившая более двух-трёх километров в день, она и так сегодня диким зигзагом прошагала около десяти км по сильно пересечённой местности. Конечно же её силы были уже на последнем пределе… Каково же было её удивление и радость, когда около полуночи она увидела толпу людей с фонарями, бодро идущую в сторону Кулишек. И это действительно были те самые, свои, спешащие ей на помощь! Далее всё пошло, как в хэппи-энде плохого кино, то есть совершенно как по маслу: из двух берёзок и куртки быстро были сделаны носилки, в них бабушку спокойно донесли до кулишкинского дома. Дома выяснилось, что коленка разбита не слишком сильно и общее состояние мамы тоже вполне удовлетворительное, и так что не только спасатели из МЧС с собакой-ищейкой, но и даже врач, оказались не нужны и им дали отбой. Увидев, что всё в порядке, прибывшие из Москвы родственники и друзья, не дожидаясь рассвета, пошли обратно по шпалам в Высокое к своим машинам и даже в итоге успели к утру добраться домой и выйти на свои работы, поскольку дело было не накануне выходных.
На этом в общем-то можно было бы и поставить точку – всё хорошо, что хорошо кончается, но уж разрешите мне, пожалуйста, всё же добавить свои последние несколько слов… Я почему-то увидел в этой истории несколько большее, нежели просто ЧП со счастливым исходом. По-моему, в ней, как в капле воды, отразились все недостатки и достоинства и моей мамы, и моей семьи (включая, конечно, и меня самого – ведь от генов не убежишь), и даже – я рискну взять гораздо шире – всего нашего народа. Мы все бываем чрезвычайно безалаберны и иногда совершаем очень дурацкие или опрометчивые поступки, приводящие нас к почти неразрешимым ситуациям, но … в конце концов наше же упорство (или упрямство?), самообладание, жажда жизни и готовность прийти друг другу на помощь помогают нам пройти через все испытания и найти достойный выход. И ещё, весь этот кулишкинский эпос заставил меня вспомнить последние слова одной старой, но удивительно приходящейся к слову песни… Они и до сих пор вертятся у меня в голове:
“Каким ты был, таким ты и остался…
А ТЫ И ДОРОГ МНЕ ТАКОЙ…”

Сидней, 27 августа 2015.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s