Сказка о соседях и круговой поруке…

Новые сказки страны Оз.

(Заметки об Австралии)

Часть IV.

untitled

 

 

 

 

Мне всегда было интересно знать, что думают про меня мои соседи. Не все соседи, конечно… Тайные домыслы людей, с которыми мы вообще никогда не общаемся и от которых отделены “двухметровым глухим забором” или, наоборот, явные комплименты или ругань тех, с кем мы общаемся слишком много, почти каждый день, мне почему-то не так и интересны. А вот такие, как тот, кто вроде и рядом, видится и здоровается с тобой часто, письма из твоего почтового ящика заберёт и тебе под дверь просунет (если ты уезжаешь куда и его об этом попросишь), но всё равно тебе не друг, а так… в лучшем случае хороший знакомый…  Вот этот что о тебе думает на самом деле? Это никогда и не поймёшь толком, а часто хотелось бы. Я-то сам за такими знакомыми как он много чего разного замечаю и своё мнение о них обычно имею, хотя и храню при себе, конечно. Иногда и в тихом омуте такие черти водятся, что и рассказывать неудобно…

Вот у меня сейчас шестеро ближних соседей: один справа, один слева, трое через дорогу и один сзади – всё как и должно быть. Из этих шести соседей, три семьи австралийские, одна – новозеландская и две – китайские. Интересно, что такое процентное распределение действительно является типичным по нашему району: половина граждан – коренные австралы, где-то треть – азиатские иммигранты первого (реже второго) поколения, а остальные – всякие недавно понаехавшие бледнолицие братья: южноафриканцы, новозеландцы, русские и т. д. Этих, их при небольшом навыке, не так трудно различить по акценту. Например, главная фишка новозеландцев состоит в произнесении слова “шесть” (six), как “секс” (sex) и если симпатичная подружка вашей дочери вдруг ни с того, ни с сего брякнет вам что она любит посылать интимные сообщения по своему мобильному телефону (I am sexting), то можно и не изумляться слишком сильно – скорее всего это просто только что приехавшая в Оз новозеландка, которой недавно стукнуло шестнадцать лет (I am sixteen). Хотя, конечно, всякое бывает…

А вот типичность моих китайских соседей мне вам гарантировать сложнее. Соседи справа, например, приехали около трёх лет назад, но английского до сих пор почти не знают, хотя и живут в новомодном недавно отстроенном особняке. За неумение говорить на английском и обилие денег патриарх этого семейства получил от нас заочное прозвище “сбежавший чиновник-коррупционер”. Кто его знает, может это и вправду так?

Другой китайский сосед – бойкий сухенький инженер-электрик из Сингапура (ныне на пенсии) – живет в своём домишке уже давно, лет тридцать, и по всем параметрам должен бы был уже давно хорошо интегрироваться в австралийскую действительность. Да я и сам так думал первое время, пока этот старичок не выдал как-то под новый год совершенно феерическое деяние, добавившее ещё один аргумент в пользу позиции скептиков в извечном споре о хотя бы принципиальной совместимости цивилизаций Запада и Востока.

А дело было так. Уже под вечер 31-ого декабря 201* года я был направлен в ближайший супермаркет закупать последние забытые ингредиенты к новогоднему столу и другие вспомогательные продукты на следующий день, “когда всё будет закрыто”. Важное поручение это я с честью выполнил и прибыл обратно к нашему дому, чтобы обнаружить совсем рядом от него несколько машин с включёнными мигалками и внушительную группу о чём-то переговаривающихся полицейских. Так как время уже вовсю приближалось к Новому Году, никакой толпы всезнающих зевак вокруг не собралось, а идти самому расспрашивать полицию о том, что здесь произошло, у меня не было ни малейшего желания, то я решил, что пусть эта загадка предновогоднего чп у нашего дома так и останется для меня тайной и пошёл продолжать готовиться к предстоящему празднику.

Через пару дней, однако, тайна раскрылась сама собой – к нам в дом пришёл оперуполномоченный местного отделения полиции, снял с нас наши ничтожные свидетельские показания (“вечером под новый год мы ничего не необычного видели и ничего странного не слышали”) и взамен рассказал, что произошло.

А произошло вот что: вечером 31-ого декабря наш сосед (старичок-китаец) вдруг обнаружил, что кусты его другой соседки мешают проезду его машины и решил это быстро исправить. Взял он в руки здоровенные садовые ножницы и начал соседские кусты кромсать. Соседка этот вандализм над её флорой увидела и с криками: “Опомнитесь, это же мои кусты! Не надо!” – бросилась защищать свои растения. Старичок же, казалось, ничего не замечал и продолжал своё чёрное дело. Соседка с растопыренными руками попыталась было влезть между кустами и соседом, но … в миг лишилась одного пальца, ловко отрезанного садовыми ножницами, и с диким криком кинулась домой перевязывать рану и вызывать полицию.

Прибывшая полиция старичка задержала, увезла в участок и допросила. Бывший инженер особого раскаяния в содеянном не выражал, а лишь вяло повторял, “что соседка как-то незаметно подлезла, её ветки были на его территории, а руки под садовые ножницы совать и вовсе глупо”. Впрочем, он ещё добавил, что всё это случайно вышло, поэтому что он христианин, а верующий в Христа человек не может нарочно отрезать палец другому человеку.

По версии же его австралийской соседки, однако, всё было несколько по-другому: китаец её сразу заметил, а свои преступные действия садовыми ножницами произвел в силу “глубокой личной неприязни, основанной на финансовом конфликте из-за денег за новый забор”. Как оказалось, пару месяцев назад соседка попросила нашего старичка поучаствовать в оплате нового забора между ними (старый сильно подгнил и немного кренился). Сосед же заупрямился, ссылаясь на то, что, во-первых, и старый забор хорош, а, во-вторых, денег на новый у него всё равно нет, потому что он бедный пенсионер, а на австралийскую пенсию “новых заборов не настроишься”. Соседка же продолжала упорствовать и резонно заявляла, что участвовать в оплате нового забора он должен и по закону, и по понятиям. Пенсионер же рассмеялся ей в лицо и сказал нет ни таких законов, ни понятий, чтобы бедного китайца новыми заборами до нищеты доводить… Ругань продолжалась несколько недель, а кульминацией конфликта и стал отрезанный в новогоднюю ночь палец.

Последовавшие после происшествия разборки длились довольно долго, но закончились… в общем-то ничем. Никакие этнические беспорядки типа Кроналльских погромов 2005 года (анти-ливанские [или даже анти-арабские] волнения в Сиднее, поразившие полицию и правительство штата своей сплочённостью, решительностью и масштабом и приведшие к массовым арестам и газетному шельмованию “возрождающегося расизма”) в нашем полусонном районе, конечно, не начались. Отрезанный палец был найден и пришит на место. Поскольку ни единого свидетеля инцидента так и не было найдено, то мой китайский сосед был оправдан по суду “за недостатком улик” и, в конечном счёте, платить соседке ни за забор, ни за палец так и не стал. Более того, когда позднее я и сам решил подновить наш с ним общий забор, то начинать с бедным китайцем разговор про деньги мне как-то даже и в голову не пришло… Наверное, в глубине души мои пальцы показались мне дороже и нужнее, чем какие-то две или три тысячи долларов от жадного старичка. Так что хотя бывший инженер-электрик и встретил Новый Год в кутузке, в конечном счёте он всех вокруг переиграл и построил по струнке. Хотя горький “расистский” осадок у соседей (включая и меня самого), конечно, остался.

Впрочем, по большому счёту мне на своих соседей грех жаловаться, даже на этого сумасшедшего китайца: никто из них, включая и тех, с кем у меня отношения весьма натянутые (а такие, при моём сложном характере, увы, тоже имеются), ко мне в душу не лезет и палки в колёса не вставляет. Например, спилю ли я незаконно совершенно лишнее дерево на моём участке (а здесь на спил любого дерева выше пяти метров нужно бы получать официальное разрешение от местных властей) или наполню ли надувной бассейн для детей во время драконовских ограничений на расход воды – никому из тех кто это видел (а ведь почти всегда кто-то что-то видит) никогда и в голову не придёт сообщить об этом, скажем, в полицию. Ну и я, точно также, свой нос в их дела не сую, даже если что-то случайно и увижу – в результате мы все довольны и живём более-менее дружно (отрезанный палец будем считать просто досадным недоразумением, к тому же успешно ликвидированным – пришили же его на своё место).

Так что мы все действительно являемся “дружными соседями” – раз в год собираемся на пикник в парке или на чай у кого-нибудь дома и общаемся.  Впрочем, эти редкие сборы обычно очень умерены по уровню веселья и потребления алкоголя и на настоящие вечеринки (которые и не удались, если кто-нибудь не упился и не упал лицом в тарелку с барбекюшной сосиской) почему-то не тянут. И ещё одно интересное наблюдение: наши азиатские соседи, как правило, такие пикники и чаепития игнорируют. Нет, их, конечно, приглашают, как же иначе, но они почему-то приходят крайне редко. Может в глубине души всё ещё помнят о политике “белой Австралии”, которая была официальной иммиграционной доктриной Оз где-то до середины шестидесятых? А может быть просто очень заняты, кусты в саду, например, подстригают…

Пора нам, однако, проститься с моими личными соседями, так как я ещё хотел бы рассказать кое-что о других соседях – соседях-странах, то есть о государствах вблизи Австралии, и об их отношении к Оз.

Тут оно тоже странно получается: Австралия – страна огромная, целый континент, а близких соседей у неё меньше, чем у меня, если не считать, конечно, разных карликов вроде Фиджи, Вануату и Соломоновых Островов.  Больших же стран-соседей всего лишь три: Индонезия, Папуа Новая Гвинея и Новая Зеландия.

Индонезию в Оз побаиваются, резонно считая, что страна с населением в десять раз больше, но с территорией в разы меньше, рано или поздно захочет эту несправедливость ликвидировать и кусок северной Австралии себе оттяпать.  Это, впрочем, не мешает индонезийскому Бали быть самым популярным зарубежным курортом для австралийских туристов.

Папуа Новая Гвинея для Зелёного Континента – это что-то вроде выросшего приемного ребёнка, которого долго учили и воспитывали, потом отпустили в свободное плаванье, а он ума-разума ну никак не наберётся (папуасы ведь всё-таки, что с них взять?). Действительно, Папуа это единственная крупная бывшая колония Оз, за которую Австралия когда-то долго боролась с Японией во время Второй Мировой войны (сражения на тропе Кокода). Австралийцы и сегодня помнят эти многомесячные бои в мшистых малярийных джунглях, отчаянную решимость рвущихся к Порту Морсби японцев и их последующее неожиданное отступление. Сама тропа Кокода является одним из главных туристических маршрутов патриотического воспитания австралийской молодёжи.

Ну и, наконец, последний крупный сосед, Новая Зеландия (или по другому НЗ), – является наиболее близкой к Оз страной в культурном отношении, можно сказать её младшим братом. Пара Австралия / НЗ во многом аналогична связке Россия / Белоруссия – и по пропорции территорий и жителей, и по сравнительному соотношению доходов на душу населения, и по многим другим объективным параметрам и субъективным ощущениям.

Из этих субъективных ощущений я бы, например, отметил, что Новая Зеландия, как и Белоруссия, в глубине души опасается быть когда-нибудь полностью поглощённой своим большим соседом. Вообще-то в конце XIX века создание объединённого Австралийско-Новозеландского союза уже планировалось, но… почему-то не сложилось. В конституции Оз, впрочем, и по сей день черным по белому написано, что документ этот служит основным законом не только для Австралии, но и для Новой Зеландии, так что, можно сказать, что юридическая сторона будущего вторжения давно подготовлена.

Некоторые жители НЗ по этому поводу комплексуют, хотя и пытаются бодриться заявляя, что дескать они “потомки британских бедных дворян и фермеров, не чета этим бывшим зекам из Оз” и жить с ними в одном государстве не желают. Это, впрочем, не мешает каждый год десяткам тысяч из них эмигрировать в Австралию в поиске более солнечной погоды и более высоких зарплат, что в свою очередь вызывает гневные речи новозеландских политиков о “недостаточном патриотизме наименее образованной части населения” их страны.  Один из бывших премьер-министров НЗ даже утверждал (или шутил), что массовый отъезд новозеландцев в Оз в конечном счёте поднимает средний интеллектуальный уровень населения в обеих странах. Это немного заумное изречение можно перевести так: дескать уезжают из Новой Зеландии в Австралию лишь самые глупые люди, но и даже они куда умнее, чем средние австралийцы. Австралийцы к подобным наездам относятся достаточно спокойно, а в своих анекдотах обычно обыгрывают особые (можно даже сказать интимные) чувства новозеландских фермеров к их многочисленным овцам (овец в НЗ проживает в несколько раз больше, чем людей), намекая, наверное, на то, что для таких отношений с овцами действительно без большого ума и дворянских корней ну никак не обойтись.

Но всё это, конечно, лишь дружеские шуточки добрых соседей. А вот что новозеландцы об австралийцах на самом деле думают? Без овец и без политики? Вот как раз по этой теме мне не так давно повезло услышать интересное мнение одного из жителей НЗ “прямо из первых уст”. В то время я работал о одной из сиднейских бизнес-консалтинговых компаний, участвовал в крупном новозеландском проекте и частенько летал из Сиднея в Окленд и обратно. Однажды моим соседом по перелёту из НЗ в Оз оказался колоритного вида мужичок, прораб-строитель, который к тому же стал для меня отличным собеседником под бесплатную самолётную выпивку и закуску.

– Послушай, друг, – по-русски чокнулся со мной пластиковым стаканчиком прораб, – а ты сам-то куда летишь? Тоже на заработки в Оз?

– Да нет, наоборот от вас из Окленда домой лечу. Я уже давно в Сиднее живу и работаю там, – отозвался я, тоже приподнимая свой стаканчик за его здоровье.

– Ну тогда повезло тебе, брат, – продолжал строитель, – я вот давно к вам на постоянку перебраться хочу, да с хорошей работой всё никак не получается. Всё контракты, контракты, а на совсем не могу устроиться. А очень хочу!

– Что, погода сиднейская так нравится? – полушутя, спросил я.

– Да нет, с этим и в Окленде всё неплохо, – вновь наполнил свой стаканчик мой собеседник, – тут другое… Очень я ваш австралийский мейтшип люблю!

Поскольку чисто австралийское словечко mateship [солидарность, товарищество] имеет немало тонких оттенков, то я решил уточнить, а что именно в этом мейтшип ему более всего нравится.

– Ну как “что”? – замялся прораб, – да всё! Ведь у вас никто ни на работе, ни дома друг друга не заложит начальству или полиции. Хоть экскаватор на выходные домой угони – никто не настучит! Увольнять каждого второго будут, а никто не расколется. А кто расколется – тому… ну в общем ты, наверное, знаешь, что тому бывает… Зеки же бывшие, настоящий народ, не то что наши мямли и стукачи! – строитель вдохновенно опрокинул ещё один стакан и продолжил:

– Так что, парень, радуйся! Ты попал в правильную страну. Лучше её, наверное, и на свете нет!

С таким добрым напутствием я и вернулся в Сидней, где же долго вспоминал довольную рожу своего соседа по самолётному креслу и его пронзительные слова. Вот уж никогда бы не подумал, что в глазах ближайших соседей австралийская круговая порука (та самая, что иногда “мажет как копоть”) может являться столь желанной и привлекательной! Или думать-то думал, а правильно высказать не мог? Или это и не круговая порука вовсе, а общинность и пролетарская солидарность перед буржуями? Или просто прав был их премьер-министр и даже новозеландские прорабы часто поумнее будут, чем все сиднейские бизнес-консультанты?

Почему-то хочется верить, что так оно и есть.

20160717_171221

Александр Буряк

Сидней (2016)

Другие рассказы смотрите здесь: https://newoztales.wordpress.com/  (3 меню в конце страницы).

 

Advertisements

2 thoughts on “Сказка о соседях и круговой поруке…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s