Нищета Мозга

«Если что-то мы забудем,

Вряд ли звёзды примут нас…»

Песня из старого Советского кинофильма.

 

Я знаю, что такие посты любит один из моих приятелей. Может он уже даже написал свою рецензию к этому новомодному высокобюджетному шедевру? Но, всё равно, я и тогда из солидарности добавлю свои 5 копеек в его копилку…

Кино “Life” (может быть «Жизнь» в русском прокате, а может и нет – не проверял и не буду) можно интерпретировать, как очередной ремейк «Чужих» и это (до просмотра фильма) можно занести ему в плюс. После просмотра, однако, и этот плюс(ик) куда-то исчезает. Ещё одним положительным моментом, наверное, является то, что даже на родном австралийском диске есть дорожка русского озвучивания (голливудские студии Sony любят русскоязычный рынок?). Хотя, опять-таки, я смотрел на английском и качество русского дубляжа не проверял.

Но давайте наконец перейдём к самой моей «рецензии»:

1) “Life” – это фантастический триллер-ужастик с пошедшими очень криво исследованиями жизненных форм с планеты Марса. Это хорошо…

2) Показывается недалёкое будущее, где совместный американо-европейско-русско-японский (почему не -китайско, кстати?) экипаж достаточно эмоционально-истерично пытается бороться со злобным, ими же выращенным, существом с Марса. Тоже пойдёт…

3) В фильме присутствует британский негр-паралитик (по совместительству гениальный биолог, гениальности которого я, впрочем, в упор не смог заметить), надо полагать взятый и на станцию, и в кинофильм из соображений политкорректности и наделавший там массу идиотских ошибок, которые в конечном счёте губят и его самого, и весь экипаж. Сойдёт и это – хотя бы для того, чтобы показать, что неграм-паралитикам пока ещё нечего делать в космосе…

4) Сам экипаж станции, обладающий кране низко морально-волевыми качествами, рефлексирующий по любому поводу и более напоминающий растерянных школьников старших классов, застигнутых бурей в лесу, а не закалённых космонавтов (за исключением разве что русской командирши, погибшей достаточно героически). Ну с натяжкой тоже сойдёт, допустим, что просто очень растерялись ребята – не смогли сразу поверить, что из одной клетки может такой монстр вырасти…

Но вот когда в последней трети фильма выясняется, что русский корабль «Союз» (привет из СССР, кстати! ;-), отправленный к станции, чтобы «отбуксировать её подальше от Земли в космос и предотвратить попадание опасных жизненных форм на нашу планету» не имеет НАГЛУХО ЗАДРАЕННЫХ СТЫКОВОЧНЫХ ЛЮКОВ и легко допускает проникновение перетрусившего японца (пока ещё выжившего члена экипажа станции), а за ним и марсианского монстра на свой борт!? Тут уж моё терпение, господа, лопается. Ладно бы изобразили бы русских космонавтов пьяными и нестройно орущими, скажем, матом (была бы просто обычная голливудская русофобия, не раз уже видели): перепили, типа, и люк задраить забыли. Нет! Тут трезвые крики: «Что происходит! Что за чёрт!» (кстати на хорошем для англоязычного фильма русском). Типа на инструкции «из чувства высокого гуманизма» наплевали? Или просто конченные дебилы? Да наши бравые космонавты бы при карантине ТАКОГО уровня (под угрозой – вся жизнь на Земле) не то что бы люк задраили – ЗАВАРИЛИ БЫ, на хрен – и не то что монстр, ни один микроб бы не пролез!

После этого эпизода я перестал серьёзно относиться к происходящему на экране и даже не был удивлён немного нестандартной (без всякого намёка на хэппи-энд) концовкой фильма. Лажа – она и в космосе лажа, там логики нет и быть не может, и какой там конец уже и не важно…

Какой, однако, дорогой мусор (бюджет – $58,000,000!!!) теперь выпускают, даже печалька берёт. Почему-то сразу вспоминается название недавно замеченной русской книжки – «Нищета мозга»… Вот до чего этот фигляр Трамп кинематограф США довёл! Или это ещё тяжёлое наследие Обамы?

Картина маслом

 

Свобода взметнулась неистово.

И в розово-смрадном огне

Тогда над страною калифствовал

Керенский на белом коне

С. А. Есенин («Анна Снегина», 1925 г.)

 

Последние пару дней я вёл вялые дебаты о А. Ф. Керенском, последнем премьер-министре Временного Правительства, свергнутого большевиками 7 ноября (25 октября) 1917 года. Дебатировали о том был ли он порядочным человеком или не очень, последовательным политиком или не совсем, можно ли проводить параллели между ним и господином Навальным или это полный бред и, наконец, бежал ли Александр Фёдорович Керенский из Зимнего Дворца в женском платье или это большевистские байки, придуманные к тому же значительно позднее – сатириками и юмористами 30-ых годов? С одной стороны, даже картины маслом на тему побега есть, а с другой стороны, сам Керенский этот «факт» (переодевание в форму сестры милосердия для маскировки во время бегства) всегда яростно отрицал в своих мемуарах, он типа вообще «просто выехал в тот вечер на фронт» и совсем никуда не бежал… Давайте чуть-чуть попробуем разобраться хотя бы в последнем вопросе, а?

Начну я, как обычно, со ссылки на статью Википедии по теме спора, потом приведу цитату из неё, а в конце добавлю свой комментарий.

Ссылка: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%A4%D1%91%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Цитата: «Распространена версия, что Керенский сбежал из Зимнего дворца, переодевшись медсестрой (другой вариант — горничной). Высказывались предположения, что эта версия создана большевистской пропагандой или народом. Впервые эту версию высказал брат начальника юнкерской школы, охранявшей Зимний дворец в октябре 1917 года. По воспоминаниям журналиста Г. Боровика, встречавшегося с Керенским в 1966-м, эта версия «жгла ему сердце и через 50 лет», и первой сказанной им при встрече фразой было: «Господин Боровик, ну скажите там в Москве — есть же у вас умные люди! Ну не бежал я из Зимнего дворца в женском платье!»

Сам Керенский утверждал, что уехал из Зимнего в своём обычном френче, на своей машине, в сопровождении предложенного ему американскими дипломатами автомобиля американского посла с американским же флагом. Встречные солдаты и красногвардейцы узнавали его и привычно отдавали честь.

“Наверное, секунду спустя моего проезда ни один из них не мог себе объяснить, как это случилось, что он не только пропустил этого «контрреволюционера», «врага народа», но и отдал ему честь” [из мемуаров Керенского].

Керенский подчёркнуто и в определённых тонах искажает действительность в своих мемуарах: на самом деле его отъезд из Зимнего носил иной характер даже в мелочах. Так, Дэвид Фрэнсис, бывший американским послом в то время в России, в своей книге «Россия из окна американского посольства» пишет, что американский автомобиль был не «предложен» Керенскому, а захвачен его адъютантами. Также насильственно был присвоен и американский флаг. Секретарь американского посольства лишь подчинился неизбежному и ограничился протестом против использования флага США. (Имеются и противоположные свидетельства). В целом, Керенскому стоило больших усилий покинуть Петроград, так как все вокзалы уже контролировались Петроградским ВРК.

Поход отряда Краснова-Керенского на Петроград успеха не имел. После ряда боёв казаки Краснова 31 октября в Гатчине заключили перемирие с советскими войсками. 3-й конный корпус генерала Краснова не проявил особого желания защищать Керенского, в то время как большевики развили бурную деятельность по организации обороны Петрограда. Прибывший для переговоров Дыбенко в шутку предложил казакам 3-го корпуса «поменять Керенского на Ленина», «хотите — ухо на ухо обменяем». Согласно воспоминаниям генерала Краснова, казаки после переговоров явно начали склоняться к тому, чтобы выдать Керенского, и он бежал из Гатчинского дворца, переодевшись в костюм матроса.» Конец цитаты.

Теперь и мой комментарий, наконец:

  • Как мы видим, версию про женское платье придумали не юмористы, а брат начальника школы юнкеров Зимнего Дворца. Я чуть позднее вернусь к этому моменту опять.
  • Автомобиль посольства США имел-таки место быть (т.е. никакого “просто уехал на фронт” не было – было бегство). Заявление посла, что “машину силой захватили” это, вероятно, дипломатическая липа. Американцы скорее всего Керенского о готовящемся перевороте и предупредили, и дипломатическую машину ему сами предложили, а липовую ноту потом написали, чтобы никто не говорил, что США вмешиваются во внутренние разборки русских.
  • Думаю, что из Зимнего Керенский и вправду вряд ли бежал, переодетый медсестрой. Ну у него уже и так был дип. автомобиль с флагом США, зачем ещё и платье? Просто вышел каким-нибудь служебным выходом к той машине и уехал… А версия о платье могла появиться так: Керенский уже после переворота всем врал, что просто “прошёл через главный выход и уехал на машине как обычно”. Эти слухи могли дойти и до начальника школы юнкеров, охранявших в октябре Зимний Дворец (уже бывшего начальника, разумеется, но не расстрелянного большевиками, а отпущенного – большевики вначале вообще никого не расстреливали и большинство задержанных просто отпускали [например, как они отпустили всех задержанных министров Временного Правительства], это потом, во время Гражданской, всё несколько изменилось). Бывший начальник школы юнкеров же, разозленный таким враньём и хорошо помнящий к тому же, что его юнкера ему докладывали, что в ту ночь “никто кроме медсестер, через главный выход из Зимнего не выходил”, вполне мог раздосадовано заявить, что “значит медсестрой переоделся и сбежал, сволочь!”. Ну а его брат действительно мог начать всем про это высказывание потом рассказывать.
  • В женском платье или нет, но Керенский самым разгильдяйским образом проспал большевистский переворот, а в последний момент тайком и позорно бежал, бросив всех и вся (и министров, и юнкеров, и даже, в некотором смысле, саму Россию) на произвол судьбы. Ни на какой фронт он, разумеется, не уезжал.
  • Вопросы о том «хороший ли был Керенский человек и политик и напоминает ли он Навального» я оставляю на разбор моим читателям.

P.S. Впрочем, подкину ещё и бонус-высказывание о Керенском от Зинаиды Гиппиус: «Фатальный человек, слабый герой, мужественный предатель, женственный революционер, истеричный командующий, пылкий, боящийся крови убийца. И очень-очень несчастный».

Александр Буряк, Сидней, 18.07.2017

 

 

О поездке в потерянный рай…

Новые сказки страны Оз.

(Заметки об Австралии)

Часть VI.

Ехал я пару дней назад в метро на работу, полистал свежую газету и даже расстроился: всё оказывается у нас в Австралии так непросто, а в мире ещё сложней и продолжает запутываться. Особенно в последнее время. А после недавней переписи населения газеты вообще пестрят заметками, что Сидней уже превратился в настоящий Chinatown – доля населения с китайскими корнями стремительно растёт. Ну думаю, вот печалька какая… Где ж мы нашу святую простоту растеряли, если даже в Австралии всё стало «так сложно»? И тут меня прямо как током ударило – я же такой райский уголок сам не так давно посещал! Всё своими глазами прекрасно видел, а теперь ещё сам себе риторические вопросы задаю. Но давайте обо всём по порядку…

Идея нашей недавней семейной поездки на побережье Фрейзера (Fraser Coast) возникла достаточно спонтанно: мы решили посетить какое-нибудь место, где никогда раньше не были (плюс чтобы было не слишком далеко и не так долго добираться от Сиднея) и остров Фрейзера в Квинсленде (Fraser Island – самый большой чисто песчаный остров в Австралии, если не в мире) как-то сам собой пришёл в голову.

Впрочем, на Fraser Island как таковой мы решили не заселяться: знаю я эти комплексы «прямо на роскошном тропическом острове» – будет дорого и … скучновато, так как уехать с острова на «большую землю» и обратно почти всегда оказывается не так уж и просто, а сам отель и его окрестности за первые 3-4 дня как правило порядком надоедают. Поэтому и остановились мы, хотя и рядом с островом, но всё же на материке, в недорогой, но симпатичной прибрежной гостинице с бассейном. В первый день просто отдыхали после перелёта из Сиднея и трехчасовой поездки на машине от аэропорта Брисбена, а потом начали уже осматриваться. И сразу же возникло ощущение, что что-то в этом месте не так… Вроде всё есть, а чего-то не хватает. Типа курорт, но без ощущения «настоящего» курорта. Или с ощущением какого-то неправильного места…

Посудите сами: гостиница недорогая, но очень приличная с супер-роскошным бассейном. Почему не берут дороже? Что-то не так, а мы ещё не заметили? Окрестные пляжи белоснежны и безграничны, но почти безлюдны, не смотря на школьные каникулы и хорошую погоду. Где же отдыхающие? Боятся акул? Или по меркам тропического Квинсленда вода +25 градусов – это уже «слишком холодно»? Индийский ресторан в соседнем комплексе, куда мы пошли в первый же вечер, готовит очень вкусно, но официантками в нём работают симпатичные белые девушки. А куда же они местных индусов дели? Съели всех что ли? Непорядок. 😉

Потом, однако, это первое напряжённое чувство стало понемногу спадать: в отеле незамеченных недостатков обнаружено не было, а рядом с пляжем акулы так и не появились (дельфины, кстати, выпрыгивали!). А что до индусов… Ну нет их и нет. Что мне жаловаться кому на это?

Мы начали расслабляться, радоваться жизни, плавать в тёплом море и ездить по окрестным достопримечательностям. Городок Харви-Бей, где мы остановились, оказался очень приятным, хотя и без особых туристических изюминок, не считая, конечно, его роскошных пляжей. Может быть именно поэтому нам и хватило всего лишь пары дней праздношатания, чтобы, наконец, понять, что же нас в этом месте с самого начала удивило чисто на подсознательном уровне.

Оказалось, что по расовому составу и плотности проживания местного населения (включая и отдыхающих) мы, фигурально говоря,  перенеслись куда-то в шестидесятые годы – в эпоху чисто европейской иммиграции времён политики Белой Австралии и острой, но всё равно очень симпатичной, недонаселённости Зелёного Континента: доля местных китайцев, индусов, арабов и других представителей неевропейских народов вместе взятых в Харви-Бее на вид не превышала одного-двух процентов – их было так мало, что не хватало, как я уже говорил, даже на обслуживание их собственных национальных ресторанчиков! Добавьте к этому традиционное дружелюбие коренных белых австралийцев и отсутствие у большинства местных продавцов желания обдирать каждого туриста как липку, и вы получите нечто, не слишком далеко ушедшее от воображаемой многими «Австралии их мечты» с её сплошь загорелыми расслабленными блондинами и блондинками и вечно хорошей погодой!

Апофеозом этого «путешествия в шестидесятые» стала поездка в разрекламированный в местной газете магазин-выставку австралийских сувениров. Эта реклама, кстати, ничего особо экстраординарного совсем не обещала – так, вазочки и висюлечки «ручной работы» (в других местах обычно либо безумно дорогие, либо откровенно made in China) да баночки с медом и пакетики с местными «индийскими» (!) специями (сразу подумалось не на этих ли народных промыслах трудится всё местное индийское население). Однако то ли детям, то ли жене некоторые из этих поделок показались забавными, и мы решили всё равно съездить и посмотреть… И ничуть об этом не пожалели.

Сразу оказалось, что ничего общего с обычными магазинами это место не имеет: территория скорее представляла из себя маленькую ферму, где среди нескольких жилых и хозяйственных построек бродили куры простых и экзотических пород. В хозяйственных строениях были выставлены на продажу различные растения в кадках и садовые скульптуры вперемешку с другой всякой всячиной, включая те же вазочки и тарелочки. Тут же рядом располагались пара клеток-сараев с морскими свинками, кроликами и индюками, которые, по-моему, тоже продавались, но напоминали скорее громадный живой уголок местной школы, нежели зоомагазин. Впрочем, всё было очень мило, занятно и оформлено со вкусом. В главном же доме «фермы» действительно был туристический магазин с деревянными тарелками, лампами из цветного стёкла, смешными моделями австралийских домиков из глубинки, медом, шоколадом, пряностями и т.д. и т.п. Тут же над прилавком гордо возвышалась и сама хозяйка-продавщица.

Надо отдать ей должное – на своих немногочисленных покупателей она не кидалась и свои товары не навязывала… Но вот если с ней заговаривали, то остановить её рассказы было непросто: она рассказала нам всё-всё не только про свой семейный бизнес, но и про поставщиков продаваемого крафта и продуктов («только австралийские мастерские и фермы и никаких товаров из Китая»), про её детей на домашнем обучении («в нынешних школах не совсем тому, чему надо, учат»), про местную недвижимость («которая и лучше и в пять раз дешевле сиднейской») и как далее, почти без перерыва… На определённых членов моей семьи эти рассказы произвели-таки желаемый эффект и ушли мы из этого магазина с двумя внушительными сумками покупок. Не все, конечно, было отдано «почти задаром», но некоторые симпатичные сувенирчики действительно имели ценники, заставляющие задуматься, а имеет ли эта разговорчивая дама и мастера поделок, поставляющие ей товар, хоть сколь-нибудь ощутимый доход… Может и правда трудятся практически из любви к искусству? Жизнь что ли здесь так хороша, что и деньги не нужны?

Впрочем, пик восхищения побережьем Фрейзера, наверное, и пришёлся на наш визит в магазин-ферму. Потом первоначальное умиление стало понемногу сходить на нет. Началось с мелочей: сначала настроение немного испортил местный краеведческий музей, тоже достаточно интересно выглядевшей на рекламной брошюре и… закрытый на большой замок в реальной жизни. Оказалось, что музей работает на полу-добровольных началах и открыт лишь 3 дня в неделю, вероятно, из-за малой посещаемости. WTF, как говорится…

Потом ещё была поездка в исторический городок Мэриборо (родина Памелы Трэверс – автора «Мэри Поппинс»). В середине XIX века Мэриборо процветал и был вторым по товарообороту портом восточного побережья Австралии после Сиднея. А вот сейчас… Сейчас это практически город-призрак, не смотря даже на неплохо отреставрированную историческую центральную улицу и недавно открытый памятник Мэри Поппинс: живёт там около 25-ти тысяч жителей и выглядит город довольно уныло – жизнь в соседнем Харви-Бее, по сравнению с Мэриборо, просто «бьёт ключом». Может Памела Трэверс именно это и предчувствовала? Поэтому и сбежала оттуда сначала в Сидней, а потом вообще в Лондон.

В довершение ко всему сам остров Фрейзера, на который, как вы понимаете, не поехать мы просто не могли (в Харви-Бей подавляющая большинство туристов и приезжают ради именно этой экскурсии) тоже немного разочаровал. Нет, там, конечно, было красиво и интересно, но… мы как-то ожидали большего. Во-первых, даже за однодневное турне по достопримечательностям острова местные турфирмы берут, прямо скажем, от души. Во-вторых, по крайней мере во время нашего визита, «жемчужина» Фрейзера – действительно изумительно живописное пресноводное озеро Макензи – оказалось наводнено неслабыми толпами туристов, а мы-то уже привыкли к пустынным пляжам Харви-Бея… В-третьих, оказалось, что на западном побережье острова (там, где и фотографируют многокилометровые роскошные пляжи для рекламных проспектов) купаться… вообще нельзя! Типа, «опасный прибой, акулы и крокодилы». А мы-то губы раскатали… После этого, кстати, у меня и в Харви-Бее пропала значительная часть удовольствия от купания. Возникали навязчивые мысли, что может и сюда доплывёт какой-нибудь шальной крокодил или акула с пляжа острова Фрейзера. 😉

В довершении ко всему наш водитель-гид по острову оказался… немцем-иммигрантом с весьма заметным акцентом. Не то что бы я испытывал ко всем представителям германской нации «глубокую личную неприязнь», но всё же мы бы предпочли иметь в качестве экскурсовода более традиционного австралийца. Впрочем, наш водитель-немец своё дело знал хорошо и рассказал немало занятных историй. В частности, оказалось, что ещё 20-30 лет назад на побережье Фрейзера было немало судоремонтных предприятий и других заводиков и мастерских. Теперь же их практически не осталось, и львиная часть рабочих мест переместилась в туризм или … вообще пропала. А так ему здесь нравится – приятно и расслабленно. Только с работой не очень.

К концу дня мы уже сильно устали и иногда практически погружались в сон, убаюкиваемые тряской бесконечных песчаных дорог острова. И тогда нам начинало казаться, что акцент нашего экскурсовода незаметно переходит в чисто немецкий монолог – das… was… zusammen… Но, конечно, это только казалось…

Уже по возвращению в Сидней я случайно вычитал в газете, что побережье Фрейзера входит в десятку самых субсидируемых регионов Австралии – дотаций населению там выплачивается много больше, чем собирается налогов. А на более человеческом языке это означает, что значительная (если не основная) часть его жителей – это пенсионеры или безработные на пособии. Такой вот дотируемый «рай для белых».

Впрочем, в этом вряд ли виноваты сами жители Мэриборо или Харви-Бея. Они-то тут причём? Просто когда-то бесконечно мудрые лидеры Австралии последовали совету столь же мудрых ведущих экономистов Запада, и решили, что местное производство большинства товаров – это непозволительная роскошь и цепляться за него не стоит. Большим городам новая модель австралийской экономики, основанная на сверх-росте азиатской иммиграции и «бесконечном» раздувании пузыря цен на недвижимость, более или менее подошла, а вот по глубинке сворачивание собственного производства ударило куда сильнее. Побережью Фрейзера ещё повезло – его жители и на туризм переключились, и чудесным образом своего колорита шестидесятых не потеряли… Некоторым другим местам, насколько я знаю, пришлось куда тяжелее…

——

И сегодня, очередной раз проезжая на метро через сиднейский Чатсвуд (Chatswood) с его внушительными высотными зданиями и 90 процентным (!!!) китайским населением (ну ладно, не буду врать: 60% – китайцы, 15% – корейцы, 10% – японцы, 5% – вьетнамцы и т.д. – у нас всё-таки «этнически разнообразная» страна!), я опять невольно задумываюсь: такое ли будущее для своих детей и внуков видели здесь миллионы послевоенных иммигрантов из стран Европы? А ведь, честно говоря, именно они в огромной степени и построили то самую Удачливую Страну (Lucky Country), которую мы всё ещё имеем сегодня. Вопрос лишь в том, на надолго ли хватит «прилипчивой удачи», которую Австралия когда-то от них унаследовала?

Хотелось бы верить, что ещё надолго…

20170628_183235

О демографических катастрофах ХХ века в СССР / России

Прицепом к статье «Почему у наших так много?»

29.05.2017

Этот текст я тоже писать не собирался, по тем же причинам, что и прошлый: для тех, кто и так в курсе, ничего нового мой труд не откроет, а на тех, кто не знает (и знать не хочет) мои ссылки, цитаты и логические доводы могут подействовать, как красная тряпка на быка…

Однако даже за последний месяц (май 2017-ого) я дважды или даже трижды, сам того не желая, столкнулся с ситуацией, когда мне очень хотелось иметь под рукой какой-нибудь в меру КОРОТКИЙ документ на эту тему который бы позволил бы мне сразу поставить на место новоявленных «клеветников России» и уличить их, если не в намеренном вранье, то по крайней мере в вопиющей некомпетентности и полном незнании истории. Ну сколько же можно слушать страшные сказки о «кровавых большевиках со Сталиным во главе, на совести которых 30-40-50 (или даже больше) миллионов невинных жертв (много больше, чем у Гитлера)» и вопросы о том, «почему мы должны ходить на «Бессмертный Полк», хотя надо было бы на «Бессмертный Барак» – там, в сталинских лагерях, людей погибло куда больше»…

Ну и где же эти, собранные в одном месте цифры и таблицы, с которыми так удобно было бы сразу хорошо ответить таким гражданам? Нет, очень нужен свой собственный компактный текст с проверенной статистикой и простой, но убедительной логикой. В конце концов, как писал Умберто Эко, «и пребуди благословен Создатель, определивший, по свидетельству Августина, для каждой вещи число, тяжесть и меру».

Сразу скажу, что останется за рамками этой статьи: потери, связанные с революцией (1917-1920), и потери во Второй Мировой войне. Про войну (львиная доля наших потерь в ходе которой, очевидно, лежат на совести Третьего Рейха и немцах, как государства и нации развязавших эту бойню и осуществлявших бесспорный геноцид против народов СССР) я уже писал в прошлой работе (прямые потери СССР – 16 миллионов; прямые и косвенные потери [включая повышенную смертность гражданского населения] – 20 миллионов; демографические потери [включая ещё и уменьшение рождаемости] – 27 миллионов). Про революцию – это вообще по большому счёту очень тёмный вопрос. Тут дело даже не в сложности проведения оценок как таковых (они как раз имеются – около 20 миллионов прямых и особенно непрямых потерь по В. В. Кожинову), а скорее потому, что обвинять в этих жертвах какую-либо одну сторону крайне затруднительно. Виноваты в этой демографической катастрофе очень многие: и политики Европы, развязавшие Первую Мировую, и царское правительство, позволившее себя в эту войну втянуть, и, конечно же, лично Николай II, подписавший во время тяжелейшей для его страны войны своё позорное отречение от престола под дешёвым шантажом горе-советчиков, и Временное Правительство, поставившее Россию за несколько месяцев своего правления на грань национальной катастрофы, и Белая Армия, развязавшая серьёзную Гражданскую Войну, и прямая военная интервенция бывших союзников по Антанте, без чьей огромной помощи Белым Гражданская Война завершилась бы куда быстрее и погибших, вероятно, было бы в разы меньше… Часть ответственности за жертвы лежит, безусловно, и на большевиках, но и не более, чем на их оппонентах. И, наконец, не забудьте, пожалуйста, про эпидемию гриппа (испанки) 1918-1919 годов. Она по всему миру унесла до 100 миллионов жизней (в несколько раз больше, чем Первая Мировая война), включая и до 5-ти миллионов в России.  Что и их тоже мы будем на личный счёт Ленина-Сталина записывать? Кстати, конкретно на т. Сталина где-то до 1925 года вообще трудно будет что-либо записать, поскольку он вряд ли входил тогда даже в первую тройку лиц, управляющих государством. В общем, из-за всего этого период Революции из моего анализа тоже полностью исключается.  В остальном же – всё будет. Начать я как раз планирую с самой популярной темы – «погубивших Россию» политических репрессиях тридцатых – пятидесятых (так называемая тема «Бессмертного Барака»).

Что нам известно об этих репрессиях? Удивительным образом почти совершенно всё: все архивы и секретная статистика НКВД / КГБ уже 25 лет как рассекречены и многократно проанализированы. Белых пятен для художественных фантазий в стиле Солженицына для этой темы по существу не осталось. Я излагаю эти статистические данные по работе В. Н. Земскова: http://istmat.info/node/19968 .  Давайте я сразу приведу основную таблицу из этой работы (Таблица 1).

Таблица 1. Статистические данные по осуждённым в СССР по политическим мотивам в период с 1921 по 1953 годы.

T1

Впрочем, я сразу замечу, что эти цифры не включают 2.5 миллиона людей, побывавших в тридцатые годы в кулацкой ссылке и около двух миллионов спецпереселенцев, относящихся к депортированных во время Второй Мировой войны народам. Таким образом к репрессированным по политическим или военным причинам за 1921-1953 годы можно отнести до 8.6 (4.1+2.5+2) миллиона человек. Репрессированные, впрочем, не означает погибшие. Погибших было значительно меньше. Здесь я просто приведу соответствующую цитату из статьи Земскова:

«По нашим подсчетам, строго опирающимся на документы, получается не более 2,6 млн. [погибших – АБ] при достаточно расширенном толковании понятия “жертвы политического террора и репрессий”. В это число входят более 800 тыс. приговоренных к высшей мере по политическим мотивам, порядка 600 тыс. политических заключенных, умерших в местах лишения свободы, и около 1,2 млн. скончавшихся в местах высылки (включая “кулацкую ссылку”), а также при транспортировке туда (депортированные народы и др.). Составляющие наших расчетов соответствуют сразу четырем критериям, указанным в “Черной книге коммунизма” при определении понятия “жертвы политического террора и репрессий”, а именно: “расстрел, повешение, утопление, забивание до смерти”; “депортация – смерть во время транспортировки”; “смерть в местах высылки”; “смерть в результате принудительных работ (изнурительный труд, болезни, недоедание, холод)”».

Эта цитата собственно и объясняет, почему граждане, агитирующие за шествия в память о «Бессмертном Бараке» не имеют шансов привлечь массы людей, хоть сколько-нибудь сравнимые с миллионами участников «Бессмертного Полка».  Причина проста – во время войны погибло почти на порядок больше людей, чем в результате всех сталинских политрепрессий (даже рассматриваемых в самом широком смысле этого слова – не только расстрелы, тюрьмы и лагеря, ни и ссылки и спецпереселения). Поэтому и в народной памяти эта война, конечно же, осталась куда глубже.

Я сразу предвижу яростные возражения определённой части моих читателей: «Это неправильная и сфальсифицированная статистика! Настоящая – тоже известна и она гораздо выше! В 5 или в 10 раз выше!» Ниже я приведу ещё один анализ (уже собственный) опровергающий такую точку зрения. А пока я просто ограничусь двумя цитатами из Земскова, справедливо утверждающего, что что никакой другой (более высокой) статистики просто нет – есть сильно преувеличенные оценки, основанные на эмоциях, недостоверных свидетельствах и прямом вранье:

«Реакция общественности на публикацию подлинной статистики политических репрессий была неоднозначной. Нередко высказывались предположения, что это фальшивка. Известный публицист A. B. Антонов-Овсеенко, акцентируя внимание на том, что эти документы подписывали такие заинтересованные лица, как Руденко, Круглов и Горшенин, внушал в 1991 г. читателям “Литературной газеты”: “Служба дезинформации была на высоте во все времена. При Хрущеве тоже… Итак, за 32 года – менее четырех миллионов. Кому нужны такие преступные справки, понятно”. Несмотря на уверенность A. B. Антонова-Овсеенко, что эта статистика является дезинформацией, мы утверждаем, что он ошибается. Это подлинная статистика, составленная путем суммирования за 1921-1953 гг. соответствующих данных, имеющихся в I спецотделе. Этот спецотдел, входивший в разное время в структуру ОГПУ, НКВД, МГБ (с 1953 г. и по настоящее время – МВД), занимался сбором полной информации о числе осужденных по политическим мотивам у всех судебных и внесудебных органов. I спецотдел – это орган не дезинформации, а сбора всеобъемлющей объективной информации.»

И ещё: “A. B. Антонов-Овсеенко и Л. Э. Разгон были бессильны предотвратить массовый ввод в научный оборот архивных документов, включая и ненавистную им статистику репрессий. Данное направление исторической науки стало прочно опираться на документальную архивную базу (и не только в нашей стране, но и за рубежом). В этой связи в 1999 г. A. B. Антонов-Овсеенко, по-прежнему пребывая в глубоко ошибочном убеждении, что опубликованная Земсковым статистика является фальшивой, а его, Антонова-Овсеенко, “собственная статистика” якобы правильной (в действительности чудовищно извращенной), вновь с прискорбием констатировал: “Служба дезинформации была на высоте во все времена. Жива она и в наши дни, иначе как объяснить “сенсационные” открытия В. Н. Земскова? К сожалению, явно сфальсифицированная (для архива) статистика облетела многие печатные издания и нашла сторонников среди ученых”. Этот “крик души” был не более чем гласом вопиющего в пустыне, бесполезным и безнадежным (для Антонова-Овсеенко). Идея “явно сфальсифицированной (для архива) статистики” уже давно воспринимается в ученом мире как на редкость нелепая и абсурдная; подобные оценки не вызывают иной реакции, кроме недоумения и иронии.»

В этой связи интересно отметить, что лично мою семью и ближайших родственников репрессии 37-38-ого и конца 40-ых – начала 50-ых тоже обошли стороной. Вот война – нет, не обошла. Она нас конечно же затронула: есть и погибшие и явно безвременно умершие, не говоря уж про воевавших. И ещё моих предков, как и многие миллионы других людей в России затронула коллективизация и её последствия. О части этих последствий (о двух с половиной миллионов сосланных кулаков, из которых многие сотни тысяч, так и умерли в спецпереселениях) мы уже говорили. Но, к сожалению, это лишь малая доля жертв коллективизации – значительно большая часть была вызвана голодом 1932-1933 годов (от двух до восьми миллионов, умерших от голода по всему СССР [по разным оценкам], примерно половина из этого числа – в РСФСР).

Здесь я возьму на себя смелость провести небольшое самостоятельное статистическое исследование по оценке масштаба жертв коллективизации, как прямых (жертвы сверх-смертности, вызванной голодом), так и демографических (включая ещё и значительное сокращение рождаемости во время и сразу после голодных лет). Цель моего анализа ни в коем случае не в том, чтобы вывести новую, «самую точную» оценку и вступить в спор с остальными, заниженными или завышенными цифрами, а только в том, чтобы продемонстрировать читателям, что общедоступные (хотя и якобы «сфальсифицированные для архива») статистические данные совсем неплохо согласуются с общепринятыми оценками. Саму статистику я беру из англоязычной Википедии: https://en.wikipedia.org/wiki/Demographics_of_Russia . Главная выдержка из неё на тему влияния коллективизации на демографию РСФСР – это Таблица 2.

Таблица 2. Динамика изменения численности населения РСФСР за счёт естественного прироста за 1929-1940 годы.

T2

Мой анализ данных Таблицы 2 будет достаточно прост, но все же требует некоторых пояснений, так как я буду брать несколько шире, чем просто анализ рождений и смертей в 1932-1934 годы. Известно, что хотя компания по коллективизации (программа массового объединения единоличных крестьянских хозяйств в коллективные [колхозы и совхозы]) и началась в конце 20-ых, её репрессивно-принудительная часть широко развернулась только с начала 1930 года. Поэтому логично начать оценивать демографические потери населения так же с 1930-ого, а не с 1932-ого года (посмотрим, будет ли на них видно влияние репрессий ещё и до голода). Закончим так же на год позже, чем принято – вдруг и в 1935-ом влияние голода будет ещё сказываться. В остальном – всё просто: усредним (т. е. сложим и разделим на два) данные по рождениям и смертям за 1929-ой (последний «хороший» год перед проблемными) и за 1936-ой (первый «хороший» год после проблемных). Постулируем, что полученная усреднённая смертность (2.75 миллиона в год) и является нормальным показателем в РСФСР в период между 1929-ым и 1936-ым, а усреднённая рождаемость (4.25 миллиона в год) является нормальным показателем по рождениям. Далее, всё что больше, чем 2.75 миллиона в год за каждый из 1930-1935 годов объявляется «сверх-смертностью» (выделенные ярко оранжевым данные по смертям в Таблице 2 [за 1931-1933 годы]; пониженная смертность 1930-ого и 1934-1935-ых – игнорируется). Плюс, всё что меньше, чем 4.25 миллиона по рождениям за каждый из 1930-1935 годов объявляется «недорождёнными детьми» (выделенные ярко оранжевым данные по рождениям в Таблице 2 [за 1932-1935 годы]; большая рождаемость 1930-1931-ого годов – игнорируется).

Следуя вышеизложенной простой методологии нетрудно получить следующие результаты: повышенная смертность за 1930-1935 годы составляла по РСФСР около 3-х миллионов человек (из них около трёхсот тысяч ещё в 1931-ом, до голода [из-за репрессий или статистическая флуктуация?]). Потери по рождаемости имели место в 1933-1935 годы и составили ещё около двух с половиной миллионов. Умножая эти цифры на 2 (в РСФСР жила примерно половина населения СССР и, по оценкам других исследователей, голодных смертей в РСФСР тоже случилось примерно 50% от общего количества) можно получить грубые оценки демографических потерь по всему СССР: около 6-ти миллионов безвременно умерших и 5-ти миллионов «недорождённых» (11 миллионов общих демографических потерь!). По смертям мой расчёт, в целом, вполне находится в диапазоне других оценок (от 2-х до 8-и миллионов), хотя он и выше общепринятых 4-х миллионов. Но, во-первых, мои расчеты весьма грубы и погрешность может и превысить 2 миллиона, а во-вторых, как уже говорилось, я и брал несколько шире, чем принято.

Интересно также взглянуть на Таблицу 2 с точки зрения влияния политрепрессий на демографию РСФСР. Сразу видно, что искать неучтённые в архивах дополнительные (к 2.6 миллионам Земскова) сотни тысяч погибших в результате репрессий можно разве что в 1931-ом, но никак не в 1937-1940-ых годах – там на повышенную смертность почти и намёка нет, не смотря на более чем 600 000 расстрелянных в 1937-1938 годы! Это, вероятно, объясняется тем, что повышенная (из-за такого количества политических казней) смертность в эти годы была почти полностью компенсирована значительным увеличением средней продолжительности жизни во второй половине тридцатых, вызванную успехами системы советского здравоохранения. Но вот никаких «десятков миллионов» или хотя бы миллионов погибших полит-репрессированных во второй половине 30-ых годов в общепризнанной демографической статистике по РСФСР заметить просто невозможно! Нет их и в конце 40-ых – начале 50-ых (проверьте сами по этой же статье в Википедии, если не верите мне на слово).

Кто-то может возразить, что я сам только что насчитал дополнительные 6 миллионов погибших в результате коллективизации и их тоже надо бы добавить к жертвам политрепрессий в СССР. Я склонен решительно возразить против такой интерпретации. Опять процитирую Земскова:

«Главным препятствием для включения умерших от голода в 1933 г. в число жертв именно политического террора с выработанной в правозащитных организациях формулировкой “искусственно организованный голод с целью вызвать массовую гибель людей” является то обстоятельство, что фискальная политика [неуменьшенные, не смотря на засуху, зернозаготовки – АБ] была вторичным фактором, а первичным – стихийное бедствие (засуха). Не преследовалась также цель вызвать массовую гибель людей (политическое руководство СССР не предвидело и не ожидало столь негативных последствий своей фискальной политики в условиях засухи).» Говоря проще, причиной массовых смертей являлся не «сатанинский план заморить людей голодом», а крайне неэффективное планирование и топорное проведение сложнейших реформ (в частности отсутствие «Плана Б» на случай за засухи).

Интересно также отметить, что большинство партийных работников, столь преступно руководивших коллективизацией в начале 30-ых, были осуждены и репрессированы в 1937-1938 годах (разумеется по другим, не имеющих ничего общего к их реальным преступлениям, обвинениям; см., например, книгу В. В. Кожинова «Россия – Век XX (Книга 1, Часть 2)», с. 153, доступна для бесплатного скачивания, например, здесь: http://royallib.com/book/koginov_vadim/rossiya___vek_XX_kniga_1_chast_2.html ). Быть может этот факт доставит кому-нибудь из моих читателей некоторое моральное удовлетворение: «справедливое возмездие» не миновало этих людей, хотя и приняло достаточно уродливую форму. (Сразу же замечу, впрочем, что я совсем не утверждаю, что большинство репрессированных в 1937-1938 годах были виновны в подобных преступлениях…)

Наконец, я же перехожу к анализу ещё одной (и пока последней) демографической катастрофы, случившийся в РСФСР / России в конце ХХ века – времени правления таких политических фигур, как М. С. Горбачёв и Б. Н. Ельцин. Здесь я тоже воспользуюсь демографической статистикой вышеупомянутой статьи из Википедии (см. Таблицу 3).

Таблица 3. Динамика изменения численности населения РСФСР / России за счёт естественного прироста за 1985-2013 годы.

T3

Конечно, ни Горбачёв, ни Ельцин не устраивали массовых политических репрессий, которые нашли бы мгновенное отражение в демографии страны (хотя случай расстрела Ельциным российского парламента в 1993 можно назвать политрепрессиями и при нём прямые жертвы-таки имели место быть). Демографические последствия их политических и экономических преобразований проявлялись с некоторым запозданием, инерционной задержкой.

Каков период этой задержки? По моему мнению он должен составлять примерно один президентский срок – ведь в идеале именно столько даётся новому правителю, чтобы доказать своим избирателям, что он способен поменять жизнь страны к лучшему. Сейчас президентский срок в России – 7 лет, но ещё недавно он был равен 5-ти годам… Чтобы не спорить давайте опять возьмём усреднённую величину в 6 лет. Следуя этой логике, можно рассуждать так: Горбачёв получил власть в свои руки в 1985-ом, и мы будем считать, что демографические последствия его деяний начали однозначно сказываться с 1991-ого. Ельцин ушёл со своего поста в самом конце 1999-ого… Последствия его кипучего «творчества» сказываются, наверное, и поныне, но мы ограничим их демографический эффект 2005-ым годом, чтобы всё было по справедливости.

Какие демографические величины мы будем анализировать? Давайте действовать ещё проще, чем при анализе периода 1930-1935 годов, и считать, что в современном мире без положительного естественного прироста можно обойтись, и демографические потери просто равнозначны естественной убыли населения (то есть происходят только при превышении смертей над рождениями; при такой интерпретации сталинские демографические потери населения при коллективизации составили бы менее 4-х (а не 10-11) миллионов человек). В этом случае для того чтобы оценить демографический эффект деятельности тандема Горбачёв-Ельцин, остаётся только просуммировать все закрашенные оранжевым цветом цифры в последней колонке Таблицы 3. Давайте, я это сделаю за вас, господа, и сразу скажу вам результат: получится 11 133 020 (со знаком минус, конечно). Куда там политическим репрессиям Сталина (2.6 миллиона за 30 с лишним лет)! И ещё, рассчитанные нами горбачёвско-ельцинские 11 миллионов демографических потерь – это только по РСФСР / России! Чтобы получить цифру, скажем, по основной части бывшего СССР (России, Украине, Белоруссии и Казахстане), то придётся ещё более увеличить этот результат – до 16-ти миллионов (по России, Украине и Белоруссии; динамика по Казахстану была тоже весьма негативной, но в минус всё-таки не зашла – сказались национальные традиции высокой рождаемости). Проверьте сами, если не верите – на Википедии все эти статистические данные есть.

Кто-нибудь может возразить, что Ельцин руководил лишь Россией, и ставить ему в вину потери других республик некорректно… Но, по-моему, все вполне корректно – ведь это именно он так торопился с подписанием Беловежских соглашений по моментальной ликвидации СССР в 1991-ом, направив тем самым процесс распада Союза, вероятно, по одному из наихудших путей. Плюс, экономическое и политическое влияние России на Украину, Белоруссию и Казахстан в первые годы после распада было чрезвычайно велико, и значительная часть ответственности за деградацию экономик этих республик в начале 90-ых, последующее обнищание их населения и, как следствие, его вымирание, лежит и на руководстве России того времени.

Вот и получается, что тандем Горбачёв-Ельцин за 14 лет погубил куда больше граждан своими либеральными реформами, чем тоталитарная советская власть за все 70 с лишнем лет своего правления. Советская власть, впрочем, ещё и супердержаву построила, Европу во время войны спасла и дорогу в космос человечеству открыла, ну а эти…

Предвижу, что кто-нибудь скажет, что жертвы 1991-2005-ого всё равно не напрасны, что это, типа, «цена свободы». Однако мне кажется, что такая свобода (которая губит много больше людей, чем «тоталитаризм») России не нужна. К своему глубокому сожалению я несколько раз встречал и других персонажей, вполне искренне верящих, что жертвы преобразований Горбачёва и Ельцина это даже не «цена свободы», а некое наказание для России за её проступки прошлого. Как там говорила в своё время Новодворская, «русскому народу место в тюрьме, причем не где-нибудь, а именно у тюремной параши…», не так ли? И хотя при личных разговорах подобного плана, после столь вопиющих заявлений я дискуссию сразу прерываю надолго (а иногда и навсегда – мне в общем-то не о чем с такими людьми разговаривать), здесь, в этой статье, я всё же хочу процитировать для них одно из известных стихотворений великого русского поэта XIX века:

“Напрасный труд — нет, их не вразумишь, —

Чем либеральней, тем они пошлее.

Цивилизация — для них фетиш,

Но недоступна им ее идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.”

Фёдор Тютчев, 1866 год.

 

 

 

 

The model of Australia’s “Economic Miracle”

This is Australia’s economy in one slide.

Untitled-1

Residential property represents 60% of national wealth! Actually, it is even more if you remember that a sizable part of super (pension funds) is invested in houses too… Plus, a good share of stocks is property related as well (e.g. most of bank stocks are proxies of housing market). So up to 75% (!!!) of OZ wealth is in inflated house prices. Far more, than in any other sizable country.

And if they go down, then… But don’t worry. We all know that in Australia residential property NEVER goes down. Never ever!

This is why the core strategy of pretty much ALL recent Australian governments is so stupidly simple: build more houses and apartments (this creates lots of jobs in construction industry and financing) and sell them to locals, newly arriving migrants (up to 300,000 per year!), students with rich parents overseas and other foreign investors. At the end up to three quarters of our economy revolves around residential Real Estate. And the bubble is getting bigger and bigger and bigger…

But, wait, which bubble??? There is no any bubble they say, just “a healthy market”.

——–

Is this model sustainable?

Of course not!

Do politicians care?

Not really… “It will last for a few more years (until the next election), so it will do!”

——–

I have to stop here, not to start spitting my anger everywhere…

Plus a link to a more comprehensive recent Real Estate report.

https://www.corelogic.com.au/resources/pdf/indices/chart-pack/2017-05–MayPropertyandEconomicOverview.pdf?language_id=1

 

“Почему у наших так много?” (о потерях во время Второй Мировой Войны)

Честно говоря, у меня никогда не было большой охоты включаться в этот диспут… Очень уж тема неблагодарная, что не напишешь – всегда кто-нибудь останется крайне недоволен. Но вот опять накипело: наш генеральный консул на недавних торжествах в честь Дня Победы в Сиднее опять озвучил эту горбачёвскую несуразную фразу: “Во время войны погибли 27 миллионов советских граждан”. И на работе спрашивают: почему у русских во время Второй Мировой Войны потери на фронте были в 5 раз больше немецких… Ну и опять придётся и писать, и переводить на английский, и слушать гневные комментарии обиженных и оскорблённых. Но, как говорится, волков боятся – в лес не ходить. Пора и начинать!

Я постараюсь быть краток. Главная таблица этого текста, приведённая ниже и сравнивающая научно-статистически обоснованные оценки потерь СССР-России, Германии и Германии+ (то есть Германии со всей покорённой ею к [началу войны с СССР] Европой), основана в основном на трудах известных историков Виктора Николаевича Земского (см., например, http://www.politpros.com/journal/read/?ID=1571) и Вадима Валериановича Кожинова (см его книгу «Россия. Век XX (1939–1964). Опыт беспристрастного исследования» – доступна для бесплатного скачивания, например, здесь: http://royallib.com/book/koginov_vadim/rossiya_vek_XX_y_1939_1964.html ). Данные по Германии и Европе сверял с Википедией и практически не находил разночтений. По СССР-России, впрочем, на интернете разногласий столько, что глаза разбегаются. Определённые разногласия (особенно по прямым гражданским потерям) имеются даже у Кожинова и Земского (ниже я даю результаты Земского, как более основанные на его собственных архивных исследованиях, а не на анализе данных других статистиков и историков). Некоторые данные по Германии и Европе, которые я не смог быстро найти у Земского или Кожиного, я вывел сам с помощью простых оценок (пропорций и разностей), которые, впрочем, как я уже говорил, тоже неплохо согласуются с данными Википедии.

Сразу предвижу вопрос: «Зачем здесь Европа??? Мы же с Германией воевали…». Моё мнение здесь является совершенно однозначным – нет, Советский Союз как раз воевал с объединённой (пусть кое-где и из-под палки) Европой. Той самой, которая за последние 400 лет по меньшей мере 6 (шесть!) раз пыталась взять Россию за горло (поляки в Смутное Время начала XVII века, Карл XII в начале века XVIII, Наполеон Бонапарт в 1812-ом, объединённая Европа во главе с Англией в 1853-1856-ом (Крымская война), немцы в 1914-1918 и, наконец, их последний, поистине дьявольский, натиск 1941-1945-ого). В качестве аргументации своей позиции я приведу цитату из уже упомянутой книги Кожинова:

“А теперь другие — намного более впечатляющие — сведения, относящиеся уже к противостоянию возглавленной Германией континентальной Европы и СССР-России. Национальную принадлежность всех тех, кто погибали в сражениях на русском фронте [по cоветским источникам – АБ] установить трудно или даже невозможно. Но вот состав военнослужащих, взятых в плен нашей армией в ходе войны известен: из общего количества 3 770 290 военнопленных основную массу составляли, конечно, германцы (немцы и австрийцы) — 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим объявившим нам войну нациям (венгры, румыны, итальянцы, финны и т. д.), но еще 464 147 военнопленных — то есть почти полмиллиона! — это французы, бельгийцы, чехи и представители других вроде бы не воевавших с нами европейских наций! [данные из книги «Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах.» Статистическое исследование. М., 1993, с. 391.]

Кто-нибудь возразит, что следует говорить в данном случае о «жертвах» германского насилия, загнавшего этих людей на военную службу совершенно вопреки их воле. Однако едва ли соответствующие германские инстанции шли бы на столь очевидный риск, внедряя в войска огромное количество (полмиллиона — это ведь только попавшие в плен!) заведомо враждебно настроенных военнослужащих. И пока эта многонациональная армия одерживала победы на русском фронте, Европа была, в общем и целом, на ее стороне…”

Теперь можно перейти к самой таблице. Всё цифры в ней даны в миллионах человек. Прямые потери означают смерти, которых без войны наверняка бы не было (гибель солдат на фронте по боевым и небоевым причинам, смерть в плену, гибель гражданского населения при бомбёжках и т.д.). Сюда, конечно, включаются и все голодные смерти в блокадном Ленинграде. Косвенные потери включают скачок в естественной смертности населения в тылу в военное время. Более подробную дискуссию см. в статье Земского по ссылке выше.

Итак, вот эта таблица потерь:

Losses2

Здесь следует сделать одно важное дополнение. Почти 12 миллионов прямых гражданских потерь в Германии+ (Германия, её союзники и присоединённые до июня 1941 территории) впечатляют. Кое-какие одиозные личности могут даже начать злорадно потирать руки: “Вот что красные комиссары в Европе творили!”. Однако, следует учесть, что эта цифра включает в себя и примерно 5 миллионов уничтоженных в Европе евреев (из 6-ти миллионов жертв фашистского Холокоста лишь около одного миллиона проживали на оккупированной территории СССР), и 3 миллиона потерь гражданского населения в результате подавления нацистами восстаний на Балканах и в Польше и последующих расправ, и миллион погибших гражданских лиц в таких странах Западной Европы как Франция, Бельгия, Голландия, Норвегия и т. д., и полмиллиона жертв бомбёжек союзников (вспомните, как англичане с американцами сравняли с землёй Дрезден) и полмиллиона жертв нацистских репрессий внутри Германии… Это оставляет лишь менее 2-ух миллионов гражданских жертв, к которым даже теоретически могли приложить руки русские, что, конечно, тоже имело место быть (гибель гражданского населения при штурмах крупных городов (Кёнигсберг, Будапешт, Берлин), потопление нескольких крупных транспортных судов в Балтийском море [эвакуирующих не только войска, но и гражданских лиц] и т.д.). И всё же на совести советских войск вряд ли будет более миллиона смертей гражданских европейцев. Если даже и взять этот один миллион смертей гражданских и 600 тысяч смертей европейских пленных в русских лагерях, то это дает только 1.6 миллиона. Это в 5.3 раз меньше (!!!), чем советские потери среди пленных и гражданского населения (8.5 миллионов).

Доказывает это, по-моему, только одно – Германия и её союзники (объединённая нацистами Европа) вели с СССР войну на тотальное уничтожение, а вот мы, СССР-Россия, таких задач разумеется перед собой не ставили и обошлись с поверженным врагом более, чем гуманно.

Да, война была чрезвычайно тяжела для нас, особенно в первые полтора года, когда превосходство Вермахта в выучке войск и их управлении было очевидно. В это время часто даже замедлять продвижение врага приходилось ценой больших жертв и соотношение по потерям было удручающим. Другие страны в такой ситуации просто бы капитулировали, но для нас (и для нашего руководства, и для нашего народа) это было совершенно неприемлемо, так как уже с первых месяцев войны стало ясно, что ожидает СССР-Россию в случае поражения – сокрушение нашей тысячелетней цивилизации, уничтожение нас как этноса и ассимиляция избранных остатков где-то на окраинах «великого Рейха».

И всё же никакого соотношения по боевым потерям 5:1 в пользу немцев и их союзников конечно же не было. Советское руководство не “заваливало трупами наших солдат немецкие траншеи” и не вело войну “одновременно на два фронта (и с немцами, и со своим народом)”, как пытаются нас учить нас некоторые умники. А вот в плену и в тылу у немцев (на оккупированных территориях) был действительно настоящий ад – и для наших пленных, и для гражданских лиц. Впрочем, нацисты устроили ад не только нам, но и прочим «недоевропейским» народам – восточным и южным славянам, евреям, цыганам и другим. Приведённая в моём тексте таблица потерь это доказывает безоговорочно.

В заключение я приведу ещё одну цитату (из статьи Земского):

“Коснёмся немного проблемы сопоставимости наших потерь с потерями других стран. Общие людские потери Японии (2,5 млн.) сопоставимы с рассчитанными нами 16 млн., но несопоставимы с хрущёвскими и брежневскими 20 млн. Почему так? А потому, что в японских потерях не учтена возможная повышенная смертность гражданского населения в военные годы по сравнению с мирным временем. Это не учтено ни в немецких, ни в английских, ни во французских, ни в иных общих людских потерях в войне. В других странах подсчитывали именно прямые людские потери, а названная в 1961 году Н.С.Хрущёвым величина в 20 млн. подразумевала демографические потери в широком плане, включающая в себя не только прямые людские потери, но и скачок в естественной смертности населения в военное время. Кстати, минимальные расчёты германских людских потерь (6,5 млн.) сопоставимы именно с нашими 16 млн., но несопоставимы с 20 млн., так как немцы, не применяя балансового метода и не определяя скачка в естественной смертности населения, старались скрупулезно подсчитать и суммировать все составляющие прямых военных и гражданских потерь, включая ставших жертвами Холокоста немецких евреев.

Конечно, в военное время резко снизилась рождаемость. В дилетантской среде прослеживается тенденция включать «неродившихся детей» в общее число людских потерь в войне. Причём «авторы» обычно не имеют понятия, сколько же, собственно, детей «недородилось», и делают крайне сомнительные «расчёты», руководствуясь при этом исключительно собственной «интуицией» и доводя за счёт этого общие людские потери СССР иногда даже до 50 млн. Разумеется, подобную «статистику» нельзя воспринимать всерьёз. В научной демографии всего мира включение неродившихся детей в общее число людских потерь в войне принято считать некорректным. Иначе говоря, в мировой науке это запрещённый прием.

Существует довольно большой пласт всякого рода литературы, в которой, даже без учёта «неродившихся детей», посредством некорректных статистических манипуляций и ухищрений и «интуитивных оценок» выводятся самые невероятные и, естественно, заведомо ложные цифры прямых потерь — от 40 млн. и выше. Вести цивилизованную научную дискуссию с этими «авторами» невозможно, поскольку, как нам неоднократно приходилось убеждаться, их цель состоит не в поисках исторической правды, а лежит совсем в иной плоскости: ошельмовать и дискредитировать советских руководителей и военачальников и в целом советскую систему; принизить значение и величие подвига Красной Армии и народа в Великой Отечественной войне; возвеличить успехи нацистов и их пособников.

Конечно, 16 млн. прямых людских потерь — это огромные жертвы. Но они, по нашему глубокому убеждению, отнюдь не принижают, а, напротив, возвеличивают подвиг народов многонациональной страны СССР в Великой Отечественной войне.”

А для тех, кого и это не убеждает… Ну пусть тогда почитают совсем недавние стихи современной медиа-личности Леонида Агутина – я под ними тоже готов подписаться.


Я не был там, не знаю, как там было,

И вряд ли захотел бы побывать,

Но, собираясь к деду на могилу,

Скажите, что я должен передать?

Сказать ему, что миллионы пали,

Не ведая всей правды наперёд?

И что бандитом был Иосиф Сталин?

И варваром обманутый народ?

Сказать ему, что было всё напрасно?

Что мы теперь умнее во сто крат?

Что был бы мир значительно прекрасней

Без гибели отчаянной солдат?

Сказать, что дед дурак был, потому что

Упал на поле брани за меня,

Того, кто стал такой не в меру ушлый,

Не ведая ни боли, ни огня?

Сказать ему, что правнуки бессмертных

И памятью отмеченных бойцов

Забыли этот подвиг повсеместно

И предали все чаянья отцов?..

Смогу ли я сказать ему об этом?

Умру ли я, испытывая стыд?

Безумен ли, пытаясь быть поэтом

Для тех, чьё сердце даже не болит?…

Я, так интеллигентно аккуратен

И грубо так, по-дедовски, раним,

Скажу: «Пошли вы на хер, Бога ради,

Свободой мирной вскормленные бл..и

Запомните: я – непоколебим!»

И подводя черту под прошлым веком,

Чтоб в этом жить и возрождаться впредь,

И чтобы оставаться человеком,

Цените эту праведную смерть.

The REAL antihero

Recently I have noticed the renewed interest (although mainly negative) to the figure of Igor Strelkov – a former commander of Rebel Forces during Donbass uprising of 2014… What can I add to this debate? Not much, perhaps. But still – Strelkov is not an ideal hero, yes, but who is “an ideal hero” anyway? He has made a few mistakes, true, but, please, show me someone who hasn’t… Otherwise he still firmly remains to be MY HERO, as he was back in 2014, when I translated this great article about him:

Russian original by Pavel Doolman, 17.07.2014

Stylised translation by Alex Buryak, 10.09.2014

Original at: http://rusvesna.su/recent_opinions/1405597384

Leo Tolstoy’s dilemma concerning the relative importance of one person’s actions in the context of global world history can be forced into oblivion by events of the ongoing pro-Russian uprising in Eastern Ukraine. The twists and turns of this bloody Civil War clearly demonstrate that sometimes the flow of History itself can defy the controls of its self-confident collective puppet masters… Otherwise, it is close to impossible to understand the appearance of Igor Strelkov – the most unexpected Hero of post-Soviet reality, who is currently equally hated by both pro-Kremlin and Western political establishments.

The commander of the People’s Republic of Donetsk Rebel Army is now in a situation where his previous biography has become irrelevant, and any attempts of his enemies to find “master’s” shadow behind his back are doomed to a miserable failure. Personally, I would not recommend anyone even asking such a question – any answer to it may open a real Pandora box. If Strelkov is a some sort of a puppet, then logical conclusions about the gigantic powers of a person who is capable to be his Puppeteer should completely destroy the morale of  the Ukrainian “patriots” and send them to a state of shock and trembling. After all, even at this stage of the Ukrainian Civil War, Strelkov has already overshadowed the entire pantheon of exclusively Ukrainian heroes, past and present, from Mazeppa to Yarosh. One can argue that the historical significance of Igor Strelkov is outrivalled only by Bohdan Khmelnytsky (a person who signed the Union treaty with Russia back in mid XVII century). If you put some effort in looking into a relevant history textbook you will easily find that, similar to Strelkov, Khmelnytsky started his uprising with a handful of armed friends (“separatists”), soon forcing Poland  (the Ukrainian “step-mother” of that time) to weep bitter tears of humiliating defeats… I admit that Khmelnytsky was (or rather eventually became) a Ukrainian Hero, whereas Igor Strelkov, although already being a Hero, is not a Ukrainian Hero… Or maybe just not yet

It is interesting to observe how the rhetoric of Kiev “patriots” is changing when it comes to the Strelkov issue. First, in publications, stories and blog posts they featured some amusing “live action role playing game enthusiast” with an unfashionable moustache who dared to challenge the brave Ukrainian warriors in a brand new American camouflage. Then came the image of “KGB Colonel” and a puppet of Lubyanka, and then, quickly passing this stage, Strelkov became an “international terrorist.” Now the Ukrainian media is more silent about him, trying to avoid any unnecessary mentioning. In the next step they will probably be referring to Strelkov as “you know who“, and maybe eventually starting naming him properly.

Today Strelkov is truly terrifying for Kiev government and not only as a skilful military opponent. He, to their greatest regret, never lies: neither in his official announcements and briefings nor in everyday life. For the people who built their entire careers on fake PR campaigns or, in the case of most of Ukrainian politicians, on plain lies, being consistently truthful is incomprehensible and frightening. It is similar to cockroaches being scared of a bright light, or wild animals – of a bushfire. In comparison to a casual field uniform of Strelkov, brand new camouflaged outfits of the Ukrainian president Poroshenko and his high-ranking leadership team look rather ridiculous. And their “inspirational” speeches given in front of camera-flashing row of pet journalists often remind me of rather cheap comedy performances.

Strelkov and his determined, but vastly outnumbered troops have not only broken the spinal cord of the Ukrainian army morale, but also have deeply shaken a seemingly undefeatable image of post-industrial “soft” warfare, with its public opinion manipulation technologies, political power influence games and financial infusions for puppet regimes. He reminded to all of us that there is the Good and there is the Evil, which do not necessarily have halftones; that there is the immortal Soul and there is the great Motherland and that these and some other important things cannot be measured in US dollars or roubles, since they are clearly above any monetary value… Moreover, these are the concepts that make Life worth living, and which may be worth to die for.

The sole existence of Igor Strelkov and his stunning Donbass battlefield victories, which are comparable to the Italian campaign triumphs of famous Hannibal, represent a solid counter-argument to a liberal thesis about the absence of any special way for the Russian civilisation and to the myth of an ultimate and inevitable win for western-style globalisation paradigm. This paradigm simply does not permit any real heroes, as it is designed for completely different purposes. Real heroes do not live for the fame, which, in turn, is convertible for the ultimate goal – money, so the global system views them as a harmful virus and attempts replacing with mass-produced fake heroes (actors, pop-stars, etc) largely losing any skill of reproduction of real heroes. Just think, where would real heroes of the Western civilisation come from in XXI century, if for the last 50 years the exclusive club of “the golden billion” nations is fighting their wars by either “highly precise” use of weapons of mass destruction (bombers and rockets), or the means of Internet propaganda, or by troops of their puppet regimes. Actual heroism is not allowed interfering in the life of civilized nations, impede “multicultural” digestion of its consumers and their controlled reproduction. To stimulate these GDP generating processes and allow some fake historical reflections we have Brad Pitt and Co, with their smart jokes, stupid rhymes and glorified Nazi scalping techniques.

According to the logic of his critics, Strelkov could not have appeared at all, and certainly not in post-Soviet Russia. In today’s world of Russian capitalism a keen reader, a historian and an amateur archaeologist, a romantic character like Strelkov simply does not stand a chance in competing with professionally trained ruthless managers. It must be especially humiliating to all these “managers” that this romantic boy turned out to be a pragmatic leader and a charismatic warlord, giving the amazed world an outstanding example of honour, dignity, courage, determination and self-control.

Personally Strelkov (unlike much of the militias under his command, which are largely driven by vengeance) is motivated not by the hatred to Ukraine, but for his love for Russia. This is important, because only love guided heroes of all time – the love to a woman or a love to the truth, or, in the worst case, a love for power. The last is perhaps the only real danger (except for bullets or shrapnel), which he must overcome to remain the Real Hero and not to descend into political games. Because in the world of modern politics real heroes never survive – their heroic past is simply traded for “a certain percentage of electoral gains”. However, judging by the fact that the word “politics” is entirely missing in the lexicon of Strelkov, he should be able to avoid this temptation with a relative ease.

 

O забытых уроках истории

Скоро австралийский праздник АНЗАК день (25 апреля – годовщина высадки австралийско-новозеландского корпуса в Дарданеллах в 1915-ом) и я ожидаю, что левые журналисты-«интернационалисты» и их правые друзья глобалисты как и в прошлые годы заведут свою старую шарманку: зачем нам этот «праздник бессмысленной бойни», он оскорбляет турок, возвеличивает смерть и кровь и т. д. и т. п… Перед одним из предыдущих АНЗАК дней эта тема активно обсуждалось (на неформальном уровне) у меня на работе, и тогда я тоже присоединился к дискуссии.

Для тех, кто хоть немного знает историю, нетрудно заметить, что АНЗАК день действительно вряд ли даёт явный повод для праздника: операция по захвату черноморско-средиземноморских проливов началась неважно (войска высадились не в том месте и сразу понесли серьёзные потери) и закончилась тоже без внятного военного результата (оборону турок прорвать так и не удалось, остатки войск были эвакуированы). Я по этому поводу даже поинтересовался почему Австралия не отмечает, скажем, День Обороны Тобрука. С моей точки зрения битва за ливийский Тобрук – это самое значительное достижение австралийских войск за всю их историю: с апреля по декабрь 1941 года они успешно отражали атаки танков и пехоты знаменитого немецкого генерала Роммеля (Лиса Пустыни), тем самым надёжно удерживая его от начала вторжения в Египет и взятия стратегически важного Суэцкого канала. Своего рода австралийская «оборона Одессы». К моему огромному удивлению, однако, около половины моих коллег-австралийцев о Тобруке почти ничего не знало… Слышали краем уха, что кто-то где-то там когда-то воевал … и всё. Оказывается, что даже в школе о Тобруке почти не рассказывают. Я развёл руками, риторически спросил «почему в Австралии так плохо учат свою историю?» и … неожиданно получил от одного из незнающих, но гордых этим оппонентов незамедлительный ответ:

– А чего её вообще учить-то? От глубоких знаний о прошлом – одно расстройство. Если мы все будут хорошо учить историю, то различным этническим группам станет очень трудно относиться к друг другу непредвзято, особенно если их предки крепко воевали друг с другом.

Я немного опешил и сразу не нашёлся, чем крыть такой «убийственный» аргумент… Но сама дискуссия крепко и надолго запала в мою память. А вот сейчас я думаю, что час ответить настал, вокруг действительно «крылами бьёт беда, и каждый день обиды множит» (Ближний Восток в огне, террор в Европе, взаимные ядерные угрозы США и Северной Кореи и т. д.) и, вдобавок, логика моих оппонентов-отрицателей истории почему-то стала для меня совершенно прозрачной, ну ясней ясного.

Историю часто отрицают те, кто верит в её неизбежный и скорый конец, то есть в построение в идеального моно-цивилизационного глобального общества Западного образца без экономических и с чисто номинальными национальными границами. По мнению апологетов этой идеи, за неё можно отдать не только историческую память, но даже и уклад жизни предков (т.е. львиную часть национальной культуры, за исключением разве что еды и туземных танцев), и всю традиционную «теперь уже неэффективную и ненужную для развитых стран» промышленность. Типа, «А зачем нам, скажем, в Австралии делать машины, корабли или поезда? Их теперь лучше, а главное много дешевле делают в Китае и Таиланде». А за согласие с новым глобальным порядком, коренное население развитых стран может немного расслабится, начать больше радоваться жизни и переложить значительную часть тяжкого бремени непрестижного труда на работников других стран, а также на недавно прибывших иммигрантов и беженцев. Ну чем не рай на Земле?

Рай-то он может и рай, но только во столь презираемой вами, господа глобалисты, истории уже есть примеры, чем кончались предыдущие попытки построить подобное «идеальное общество». Примерно такой цивилизаторской деятельностью занимался, например, Александр Македонский и его последователи, включая и знаменитую империю Древнего Рима. Сокрушив и интегрировав в себя хорошо знакомые им соседние «тиранические режимы с отсталой культурой» (Персию, Карфаген, Египет и т.д.), глобалисты античности в конце концов добрались до самых до окраин и «цивилизовали» совершенно дикие, как им казалось тогда, народы германцев и бриттов, их теперешних культурных преемников. Хотя случались и досадные промашки. Александру, например, так и не удалось «облагородить» … Афганистан (вот так сюрприз!). Тамошние дикари никак не могли понять преимущества эллинской «правильной модели миропорядка» перед их местным свинарником и раз за разом вырезали оставляемые в крепостях оккупационные гарнизоны. И даже обычные для всех Западных цивилизаторов карательные меры (как, например, казнить по сто туземцев за каждого убитого солдата) не действовали… Пришлось оставить эту затею и отступить. Дикари, да и только!

Римская Империя, впрочем, продвинулась много дальше Александра и построила в конце концов настоящий античный глобальный миропорядок, простиравшийся почти по всему известному тогда и удобному для людей жизненному пространству (кроме конечно же слишком уж удалённых Индии и Китая и откровенных дикарей-варваров типа славян, скандинавов или тех же афганцев). Покорив и «цивилизовав» почти весь мир, Рим не остановился на достигнутом и начал активно вовлекать мигрантов из новых провинций в культурную, хозяйственную и государственную деятельность. В конечном счёте, выходцы с присоединённых окраин стали занимать большинство управленческих постов… Что же сами коренные Римляне? А вот они как раз немного «расслабились» – забыли свои славные традиции и стали уделять слишком много время досугу, зрелищам и развлечениям. А что тут такого? Они же жили в правовом государстве (знаменитая система Римского Права) с передовой инфраструктурой и технологиями (мощёные дороги, водопровод, производство многих типов цемента, строительство многоэтажных зданий и т. д.) с невероятно мощной армией (вышколенные Римские легионы) и развитым государственным управлением, включая традиционные дебаты в сенате, сбор налогов и охрану правопорядка. Чего тут не расслабиться немного? А тогдашняя «глобальная элита» банкиров и ростовщиков, зацикленная на своей личной прибыли, тоже оказалась абсолютно не готова к реваншу племён дикарей, по их мнению не обладавших не только никакими цивилизационными преимуществами, но и вообще ничем, кроме харизматичных, хотя и жестоких, вождей, преданным их солдат и ненависти к «развратному и зажравшемуся мировому гегемону»…

И великий Рим, вместе со своей всемирной цивилизационной идеей и тысячелетней историей, пал за исторически ничтожное время – какую-то сотню лет. Ушёл в небытие, растоптанный и униженный «дикарями», и остался с нами лишь только в красивых развалинах с туристических открыток, да в той самой исторической памяти, которую столь упорно стараются принизить новые глобалисты и их хозяева! Какая злая ирония…

Ну и пусть. Пусть хозяева теперешнего мирового порядка, те самые семейства Ротшильдов, Рокфеллеров и Соросов с их престарелыми патриархами, которых никто и никогда даже чисто формально и фиктивно не выбирал (да и кто ж таких выберет? ;-), пусть они и дальше тешат себя мыслью о том, что они могут всё… Например то, что их марионеточно-демократические режимы смогут легко разбить упёртых «новых варваров», заставить всех остальных забыть историю и построить-таки своё оболваненное «общество без границ», попутно заработав на нём новые триллионы долларов. Пусть мечтают!

Мы-то с вами знаем, что на уме у этих глобальных столетних старцев (на фоне которых, кстати, столь критикуемые многими кремлёвские карлики смотрятся как ангелы в радужных одеждах) одна безудержная нажива для себя и своих кланов. И что без нашего собственного согласия на такое изощренное издевательство над нами у этих господ ничего не выйдет. И что мы хорошо помним, что БЕЗ ПРОШЛОГО – НЕТ БУДУЩЕГО и поэтому любой аморфный мир без исторической памяти всегда станет лёгкой добычей для других, более пассионарных цивилизаций, какими бы никчёмными они бы нам сначала не казались.

К счастью, пока ещё не всё потеряно и пока мы и наши дети не забыли свою историю, пока мы выходим на марши памяти и отмечаем такие праздники как День Победы, а не день примирения и согласия всех и вся – у нас ещё есть шанс отстоять СВОЁ светлое будущее.

Это наш шанс и наша надежда, друзья. Я верю, что мы – не забудем. И что именно поэтому в конечном счёте победа опять будет за нами!

 

 

Unknown Schindler’s list (aka Stalin’s list)

Ethnic distribution of civilians successfully evacuated by Stalin government from the frontline by 15.09.1941.

Russians:            1,038,207

Ukrainians:        190,227

Belarusians:      72,138

Poles:                  8,398

Lithuanians:       4,114

Latvians:             10,902

Estonians:          7,150

Moldavians:      1,139

Karelia people: 7,529

Jews:                   486,906

———————————

Total:                  1,962,207

Source:               РГАЭ 4372.42.998 Л.21

Ethnic share of Jewish population in the USSR was 1,8% according to 1938 census. Estimate for early 1941 is <3% of population share. But 486,906 / 1,962,207 is about 25%!

Why don’t Hollywood make “Stalin’s list” movie to show how the alleged “Bloody Dictator” was, in fact, saving Jewish people from Nazis??? Why they do their usual pathetic crap instead?

A cover photo is of Vitebsk railway terminal bombed by Nazis in July 1941.

Translation from http://colonelcassad.livejournal.com/2915831.html

“Why are they still doing this?!” or when will top Australian politicians stop being so Russophobic?

Notes of 19.03.2017 (Third anniversary of Crimea rejoining Russia)

I wrote on this matter within a week after that horrible event of July 2014 because I was SO angry about the Russophobic hysteria in Australia at the time… I even was stupid enough to send my letter (or rather article) to Sydney Morning Herald newspaper. Of course, they neither published it nor replied to me, which, frankly speaking, was exactly the outcome, which I should had expected in the first place… Then I sent the article around using my own distribution channels and, perhaps surprisingly, found a significant support of my position from many Russian speaking and non-Russian speaking recipients. Surely, some challenged my arguments and we had a few heated debates, but many were as disgusted about groundless lies and blames of Western politicians and Western mainstream media as I was… Today, in March 2017, it is rather clear, that we are very unlikely to find the ultimate truth about “who shot the plane and who ordered to do it”. Last year’s official Dutch report was quite politicized, but still fair enough in stating that there is no direct evidence to accuse anyone specific. So it is done and dusted, isn’t it? Why should I bring this debate back to life now?

I would not, unless it was a new reason. In March 2017 Australian “Trump in waiting” Ms. Pauline Hanson argued, that “Australia wants a leader like Putin”, i.e. a leader, more capable to do decisive actions for his country, than a current or a few recent Australian Prime Ministers:

http://www.abc.net.au/news/2017-03-05/australia-wants-a-leader-like-putin,-hanson-says/8326254

Australian PM, Mr. Malcolm Turnbull had to reply something and did by … yet again blaming Putin for his mythical involvement in “killing 38 Australians on board of MH17 flight”. Oh well, this will never stop, I guess… After all, Australian political elite has a great tradition of being Russophobic for centuries, otherwise why would they authorize building all that useless fortifications of XIX century “against a potential Russian attack” (e.g. Fort Denison in Sydney Harbor and Smith’s Hill Fort in Wollongong), which were never used for military purpose, of course, but are still proudly displayed for tourist amusement? Even after Trump’s victory in US and his slightly more respectful approach towards Russia, Australian mainstream politicians fully maintain the “traditional” Cold War time rhetoric. This probably is not about to change… Thus, please, go ahead, and read again my original publication about the Malaysian plane mystery. It still looks very relevant indeed.

2300ukraineplane09xx


Malaysian Airlines Boeing case and application of Agatha Christie mystery solving technique

(An unpublished letter to SMH by Alex Buryak, 22.07.2014)

Recent tragic events in Ukraine, including last week’s crash of Malaysian Boeing in Donetsk region, make me very sad. Any loss of life is tragic, but surely killed civilians and especially children can never be justified…

However, what makes me even more sad are current newspaper headlines, which already, i.e. prior to any comprehensive or even preliminary investigation, put all responsibility for this horrible event on “pro-Russian terrorists and murderers” and even directly on “evil bloody-handed Russian president” Vladimir Putin. Moreover, I cannot put full blame on newspapers alone, because, after all, the Australian Prime Minister himself was the first to “solve” the crashed plane mystery and the quickest to deliver a “guilty” verdict: within 24 hours of the event (which, I remind, happened in Ukrainian airspace) he summoned Russian ambassador for explanations. Why Russian and not Ukrainian? Because Australian PM was already convinced that Russians on one or the other side of Ukrainian/Russian border were surely responsible. Sadly, in my opinion, the Prime Minister’s actions were based on pure emotions and on understandable, but regrettable desires for quick political gains, rather than on investigation reports or even common sense logic.

Do we have a better approach for mystery solving? Surely we do. The conventional approach is long and painful and is run by professional forensic experts. This proper process often leads to the real truth, if only it is not hampered by powerful politicians or media magnates trying to cover up “inconvenient” findings. Unfortunately, we are not forensic professionals and do not have access to freshly collected evidence required to through such a complex procedure. Still there is another good method of what I would call a common sense analysis popularized by ingenious crime fiction writer Agatha Christie, which suggests that one should look for two main things in any mystery case: (i) who benefited from the analysed crime and (ii) who had an opportunity to do it. Such an analysis can be very powerful indeed and often leads to rather insightful observations. Let us try to go this way and perform the benefit / opportunity analysis below.

There is a good saying that before we start doing something important, we should do something seemingly less significant first. In our case, my seemingly less significant duty is a brief description of the political and military situation in Eastern Ukraine during March – July 2014. This will help a lot later in answering questions about the benefits and opportunities. The trouble started in March 2014 when largely peaceful anti-Kiev (pro-Russian) protesters were attempting to occupy a few public buildings in Donetsk and other eastern-Ukrainian cities, demanding higher autonomy for their region (very similar to the actions of pro-western protesters in Kiev during December 2013 to January 2014 period, although these Kiev protests had different aims). These Donetsk protests were dispersed by brutal force of riot police and a few civil unrest leaders were arrested. Being unable to be listened in a peaceful way, the protestors became more violent (again, this was very similar to violent Kiev riots of February 2014). New, more radical leaders of the protests appeared. It is still debated if those new leaders were mostly local activists or had some Russian-lead “puppets” in their ranks. But “puppets” or not, the new leaders build a significant if not overwhelming local popular support: in two to three weeks, dozens of cities and towns were taken by separatists, a significant part of police force defected to rebels, a few army bases were also taken (largely bloodlessly), etc. The worried Kiev-based government responded by sending some Eastern Ukraine based troops with armored vehicles to storm the rebel stronghold of Slavyansk, just to find local unarmed men and women surrounding these armored vehicles and convincing solders to switch sides or turn back to their bases.  Moreover, in mid-May, rebels managed to stage a referendum with a significant turnover (35 to 60% according to various independent estimates), where those who participated voted overwhelmingly in favor of independence of Donetsk and Lugansk regions from Kiev government. However, these referendums, which were run separately in Donetsk and Lugansk regions, were poorly organized, lacked international observers and were never officially recognised by any country, including Russia.

After Ukrainian presidential elections (boycotted by rebel-controlled regions) on 25th of May 2014, the newly elected Ukrainian president Perto Poroshenko escalated military operation sending thousands of troops and national guards (up to 30,000 by mid July 2014; both conscripts and volunteers) to fight significantly smaller rebel battalions (est. 10,000 to 20,000 by mid July – 80 to 90% of whom are Ukrainian volunteers and 10 to 20% of volunteers from other countries, predominantly Russian Federation; some of Russian volunteers are claimed by the Ukrainian side not to be true volunteers, but rather military advisors/instructors).

Ukrainian troops have an absolute superiority in air force (dozens of jets and helicopters to nothing [or to one jet reported to be captured by rebels]), in tanks and armored vehicles (hundreds in the Ukrainian Army versus tens in rebel hands by mid July; rebel tanks and armored vehicles were either captured from Ukrainian Army or allegedly supplied via Ukrainian/Russian border) and in artillery (five to tenfold superiority in favor of Ukrainian Army).

It is important to note that the rebels have a significant number of low range anti-aircraft missiles and managed to down up to 20 Ukrainian fighter jets, military cargo planes and helicopters during the April to July 2014 period. Again, allegedly large part of these missiles was supplied via Russian border, although rebels claim that all their anti-aircraft missiles and systems were captured from seized Ukrainian military bases. Nevertheless, Ukrainian troops also have absolute superiority in anti-aircraft defence, including up to 30 “Buk” long-range antiaircraft systems (like the one which was allegedly used in downing Malaysian Airlines Boeing) in or around the area of conflict. In early July 2014, the rebels claimed to capture 1 or 2 of “Buk” systems from an overrun Ukrainian base, but later (after Malaysian Airlines Boeing tragedy) claimed that these systems lacked important electronic parts and were not operational. Furthermore, just before the plane crash, the Ukrainian side claimed to have intelligence that some extra “Buk” systems were delivered to rebels via Ukrainian/Russian border (this claim was denied by the rebels). Finally, the military situation in the conflict area in mid July remained very complex: the Ukrainian side was unable to effectively use its superiority in manpower and military equipment and could not break the resistance of rebels in main strategic directions.  This was attributed by some experts to the higher determination of rebel fight force and rather poor coordination of the advancement of Ukrainian units. Around 16th of July 2014, the rebel military commander Igor Strelkov managed to achieve a major tactical victory by surrounding a group of up to 5,000 Ukrainian troops in the south-eastern corner of the conflict zone (next to the Ukrainian/Russian border).

Although the provided description is brief, it nevertheless puts us in position to talk about benefits and opportunities. Who had benefited most from this tragic plane crash? Undoubtfully the Ukrainian side: they were very close to a humiliating defeat in the south-eastern corner of the conflict area, were desperate for stronger international support, wanted the West to put more sanctions on Russia, etc. And they largely had their wishes addressed after the plane crash. The rebels, on the other hand, are clearly the losing side: even prior to any preliminary investigation report they are constantly blamed and shamed as “pro-Russian murderers” and the morale of their troops was certainly negatively affected.

Now we can ask the second question: who had the opportunity to launch a “Buk” missile? Again, Ukrainian side could easily do this: they had several dozens of “Buk” systems in the area, possessed trained air defence personnel, etc. There are a lot speculations that the rebels also had one or two operational “Buk” systems under their command, but even at this stage (as of 22.07.2014) no decisive proof of such claims has been presented.

Let us summarise our analysis in a table below:

Question \ Conflict Side Ukrainian Army Rebels
Who gained ground due to the tragic plane crash? Yes No
Who had an opportunity to launch “Buk” system missile? Yes Maybe

I note that I do NOT claim that Ukrainian government or Ukrainian Army / Air Force is a guilty party, but merely state that they had a lot more reasons and opportunities to be involved. For me this provides a reasonable doubt in the rebels’ guilty verdict instantly delivered by the Australian PM.

Some readers may argue that the evidence provided by the Ukrainian side after the crash overwhelmingly points out on rebels’ guilt. But, as Agatha Christie’s favorite character Miss Marple used to say, the provided so-called “evidence” may still be “all wrong”. Take as an example the allegedly intercepted rebel phone calls (which are now claimed to be a fake, but we assume them to be genuine for illustrative purposes): in these conversations one of rebel commanders tells to someone else that the rebels just downed some military plane. Then, allegedly in 40 minutes, the rebels, in panic, talk to each other about their finding that the downed plane was clearly a civilian one… Would you take these conversations as a decisive proof of rebel guilt? Personally, I would not. I can only see proof that the rebels believed that they had downed a civilian plane, but they could also have been easily framed into such a situation. Let me give you an alternative version of events where the intercepted phone calls fit nicely in the complete picture, although the guilt is actually on the opposite party. Imagine the Ukrainian military had a plan to discredit the rebels. To do so they leaked information to the rebels that some Ukrainian military plane(s) will fly in the air space just below the airspace used by international civilian planes. The rebels wait for these military planes, see or hear them and shoot their lower range missiles, which are diverted by Ukrainian planes by e.g. use of heat traps or by other in-air defence means. At the same time the Ukrainians themselves shoot their high-range “Buk” missile and hit the high-flying Malaysian Airlines Boeing. Rebels are waiting for the results of their attack and see that some plane wreckage is going down from the sky. Clearly, they would think that they managed to shoot down a large military target and would probably happily talk about it. Later they find out that the downed plane is a civilian one and are in shock and disbelieve…

How does my version of events sound? Is it too hard to believe in? Maybe. But it is entirely possible – it fits the presented facts and the benefit/opportunity analysis nicely. Again, in my opinion, all this clearly demonstrates that quite often a supposedly rock-solid initial “proof” may just be a house of cards. Or maybe you think that the current Ukrainian government and Ukrainian military have an unquestionably high level of integrity, which does not allow them to do any foul play or tell lies? In this case, I will remind you that back in 2001 the Ukrainian military already downed one Russian civilian plane flying from Israel to Novosibirsk killing all (about 100) people aboard by an accidental missile strike. Surely enough, they initially denied any responsibility and tried to cover up their involvement, claiming that all fired war game missiles hit their targets and thus “were accounted for”.  Later, the Ukrainians admitted the responsibility (there were no armed separatists back then to blame), but their president infamously said a phrase which can be translated in English as: “Please, stop complaining about this unfortunate accident! Shit happens…”. And I should say, that the “integrity” level of that Ukrainian president (of 2001) was, in my opinion, a lot higher, than of the present one.

And last, but not least… The death of 300 innocent civilians is very tragic… But why are the Australian media and Australian PM largely silent about many hundreds (more than 500 by an official estimate and 2 to 3 times more by rebel claims) of civilians killed in Eastern Ukraine by the Ukrainian Army? This includes quite a few children too… Surely, these civilians are largely caught in crossfire and both the Ukrainian Army and rebels are responsible, but huge superiority of the Ukrainian Army in large firearms (air force, tanks and artillery) and the fact that the Ukrainian Army attacks and shells cities and towns and the rebels largely defend them put a lion’s share of the blame on the Kiev government forces indeed! One can even look on the whole situation from a slightly different perspective: for the last couple of months largely Ukrainian speaking solders from Western Ukraine are (accidentally or not) continuously killing largely Russian speaking Eastern Ukrainian civilians, who are fleeing to Russia in raising numbers. Massive civilian death tolls and the ever-increasing flow of refugees, in turn, means that many attributes for the case of continuing genocide and ethnic cleansing by the Ukrainian Kiev-based government are currently present.

Why does the western press keep ignoring deaths of these innocent civilians and doesn’t label Ukrainian Army solders as murderers? Is this because they think that lives of Eastern Ukrainians and Russians are not as important as lives of Dutch and Australians? Or do they just follow sick editorial policies imposed by their media owners? Both of these possibilities make me truly disgusted.

Honestly, I have no hope for this letter to be published in Australia, but I am sending it to a few places anyway. Maybe a handful of people in editorial offices and beyond will read it and will become a bit more cautious in publishing abusive emotional articles about “pro-Russian murderers” written by their “attack dog” journalists.

Alex Buryak.

22.07.2014.

Plane